refik.in.ua   1 ... 50 51 52 53 54

После небольшой паузы до него донесся ее голос:


— Катон! Помоги мне!

Крик ее оборвался.

Пара фигур появилась на корме либурны. Аякс крепко держал Юлию за руку. Шагнув вперед, он с насмешкой выкрикнул:

— Прощайся с ней навсегда, Катон. Ты больше не увидишь ее.

— Юлия!

— Теперь она принадлежит мне. И я вправе обойтись с ней так, как мне будет угодно. Запомни это. И вспоминай мщение Аякса каждый день весь остаток твоей жизни.

— Нет! — С губ Катона невольно сорвался крик. — Нет!

Внезапно Юлия занесла свободную руку. В ладони ее блеснул металл, и она вонзила острие в плечо Аякса. Тот взвыл от удивления, боли и ярости, уставившись на гребень, торчавший в его плече. Инстинктивным движением зажав рану, он невольно выпустил руку Юлии. Та немедленно вскочила на борт и, подняв брызги, спрыгнула в воду. Либурна уже набирала ход, и когда Юлия, хватая ртом воздух, появилась на поверхности воды, расстояние между ней и кормой корабля существенно увеличилось. Катон торопливо схватил весла, направляя свое суденышко к девушке, отчаянными гребками стремившейся к лодке.

Выдернув окровавленный гребень, Аякс бросил яростный взор на воду. Он ничем не мог помешать спасению Юлии. К тому времени, когда он сумеет остановить судно и развернуть его в обратную сторону к берегу, юркая лодчонка окажется уже на мелководье, и все трое смогут бежать на оставшихся на берегу конях. К тому же одна из римских трирем уже направлялась из глубины залива на выручку предположительно застрявшей на камнях либурны.

Когда лодка приблизилась к Юлии, Макрон перебрался на нос и нагнулся, подавая ей руку. Юлия схватила его ладонь, и он подтянул девушку из воды, а потом другой рукой помог забраться в крошечное суденышко.


— Вылезай скорее, маленькая госпожа! — осклабился он, усаживая ее на носу. — Я выловил ее, Катон. Разворачивайся и как можно быстрее вези нас на берег.

Катон торопливо повернул лодку к берегу, полагая, что корабль в любой момент может броситься в погоню за ними. Однако либурна невозмутимо направлялась к выходу из залива. Весла ее ритмично поднимались и опускались в воду, корабль быстро удалялся от лодки. Аякс немного постоял на корме, а потом куда-то исчез.

— Нам ничто не грозит, — с облегчением произнес Макрон.

Бросив весла, Катон повернулся и обнял Юлию, неуклюже перебравшуюся в середину лодки и упавшую в его объятия. На мгновение на суденышке установилась полная тишина. Взволнованно дыша, Катон прижимал девушку к себе, ощущая щекой ее влажные волосы. Отвернувшись, Макрон принялся разглядывать удаляющуюся либурну, как раз зашедшую за небольшой остров в конце каменистого полуострова и направившуюся в море.

Глава 33

По прошествии трех дней Семпроний осматривал остатки лагеря рабов, спустившись со своей свитой на берег, где чинили оставшиеся корабли. Исправные суда хлебного флота подняли паруса еще вчера, направившись с грузом прямо в Рим, куда хлеб придет как раз вовремя, предотвращая голод и не подавая плебсу лишний повод для бунта. Несмотря на облегчение и радость по поводу спасения дочери, Семпроний пребывал в ожидании неприятностей, неизбежных после столь серьезного восстания на острове. Сенатор почти не сомневался, что награда императора за спасение хлебного флота, а значит, и поддержание мира на улицах Рима, окажется скудной. Во время ночной атаки были потеряны четыре корабля, и чиновники, ведающие имперской житницей, непременно будут искать ответственных за материальные потери при освобождении флота. Какие-либо официальные взыскания были попросту неизбежны. Семпроний вздохнул. Зачастую пребывание на службе Риму не сулило благодарности, и ему приходилось искать удовлетворение в том, что он, как мог, послужил императору, хотя и утратил при этом четыре корабля.


Впрочем, потеря хлебных судов была наименьшим из зол, размышлял он. Пройдут годы, прежде чем провинция Крит оправится от последствий землетрясения и последовавшего за ним бунта рабов. Хотя мятеж был подавлен, еще оставались связанные с ним неприятные дела. Люди центуриона Фульвия не проявляли снисхождения к мятежникам, и трупы их до сих пор хоронили в огромных ямах, вырытых в каменистой почве вокруг залива. Их были тысячи — мужчины, женщины, дети. Уцелевших в цепях отправляли назад в Гортину под охраной самых жестокосердных из легионеров, не проявлявших никакой жалости к тем, кто брел по дороге или падал на ее обочине. Семпроний миновал вереницы пленных рабов на пути в Оло: цепочки несчастных, с понурыми лицами возвращавшихся в рабство после короткого мгновения возвращенной свободы. Их ожидал особый лагерь за стенами города, пока не будут установлены и извещены прежние владельцы. Если таковые окажутся погибшими, рабы отойдут императору и будут проданы с аукциона. Собранные деньги, за вычетом внушительных комиссионных аукционисту, отправятся в Рим, в имперскую сокровищницу. Семпроний едко улыбнулся при мысли о том, что восстание принесет доход кое-кому в Риме.

Куда более тяжелая участь ожидала тех рабов, кто был уличен в качестве зачинщика, либо взят с оружием в руках. Их оставили в Оло дожидаться отправки в Рим, где их ждала смерть на арене. По слухам, Клавдий намеревался устроить гладиаторский спектакль в искусственном озере, вырытом за пределами Рима: постановку битвы при Акциуме

[57]между уменьшенными в размерах кораблями и тысячами осужденных, исполнявших роли обеих сражающихся сторон. Семпроний не сомневался в том, что вклад Крита в спектакль будет принят с одобрением, и пленным мятежникам назначат роли, оставляющие им мало шансов на выживание.

Семпроний весьма сожалел о том, что Аяксу удалось бежать. Его следовало пытать и предать смерти перед глазами его последователей. С него следовало взыскать плату за все бесчестья, нанесенные им дочери сенатора… взыскать с процентами. Пока до его слуха доносились милосердно сдержанные подробности ее пребывания в плену, да и Катон не вдавался в детали относительно условий их заточения. Семпроний был благодарен ему за это. Сенатор запрещал воображению заполнять пробелы в отчете Катона. Это было невыносимо болезненно и доставляло ему такое горе, которого он не знал после смерти жены, второго человека после дочери в его жизни, которую он беззаветно любил.


Однако Юлия была жива и здорова, чем Семпроний и утешал себя. Она находилась в лагере Катона в Оло. И это сделало особенно неприятным сенатору тот приказ, который он вынужден был послать Катону. Однако он понимал, что обязан как можно быстрее послать погоню за Аяксом. Император потребует этого. Посему центурионам Макрону и Катону надлежало взять след Аякса и захватить его в плен или убить вместе со сторонниками. Теперь, когда кризис завершился, Семпроний аннулировал временное возведение Катона в трибуны, и молодой человек возвратился к прежнему рангу. Его приказ извещал Макрона и Катона о том, что они действуют со всеми полномочиями от лица правителя Крита, и все встреченные ими римские чиновники должны оказывать обоим всю возможную помощь. Аякса с его бандой следовало истребить со всей возможной полнотой и безжалостностью, так, чтобы все жители империи узнали, какая участь ждет рабов, восставших против своих господ. Для преследования были выделены две либурны из эскадры, которой командовал Бальб, и две центурии легионеров. Центурион Фульвий уже нажаловался легату в Египет и, вне всякого сомнения, попытается рассорить их. Плохо это, очень плохо, подумал сенатор. Он-то будет вечно благодарен Петронию за поддержку, и уже поклялся Юпитеру Лучшему и Величайшему в том, что однажды расплатится со старым другом за помощь.

Направившись прямо в штабную палатку, Семпроний встретил там дочь. После нежных объятий, сенатор отстранил ее на расстояние вытянутой руки, разыскивая в ее глазах признаки боли и незаживающей раны. Юлия только улыбнулась в ответ.

— Со мной все в порядке, отец. Правда, в порядке. И не надо смотреть на меня такими глазами.

Семпроний вновь прижал ее к себе, поскольку не доверял себе самому, не верил, что сумеет сдержать готовую пролиться слезами радость, переполнявшую его сердце. Наконец он разжал объятия.

— А теперь скажи, где находится твой жених?


— Внизу, у воды; они с Макроном следят за загрузкой своих кораблей. — Умолкнув, Юлия посмотрела на отца. — Неужели он должен плыть? И так скоро?

— Ты знаешь, что должен, — твердым тоном ответил Семпроний. — Это его долг.

— Долг. — Юлия печально улыбнулась. — Вечно этот долг. Его проклятие, я бы сказала.

Сенатор печально улыбнулся:

— Да, вечное проклятие тех, кто служит империи за честь и за совесть, моя дорогая. Пойдем же, отыщем его.

Обе либурны находились за поврежденными судами хлебной флотилии, и, подъехав к военным кораблям, Семпроний и Юлия увидели, что погрузка заканчивается. Оставшиеся в одних рубахах легионеры вносили на корабли запасное оружие, панцири, провизию и воду, поднимаясь на корабли по узким трапам, спущенным с бортов на мелководье. Макрон и Катон, стоя на берегу, обменивались замечаниями, контролируя погрузку и делая пометки на большой навощенной табличке. Заметив приближение правителя и его свиты, оба отсалютовали.

Спешившись, Семпроний подошел к ним.

— Рад видеть тебя снова, Макрон. А я уж боялся, что навсегда лишился этого удовольствия.

Макрон заметно похудел, и лицо его все еще шелушилось после долгого пребывания на солнце. Шагнув вперед, он принял протянутую к нему руку Семпрония.

— Меня не так просто убить, господин. Так было всегда и будет впредь.

— Рад слышать это!

Они обменялись улыбками, после чего Семпроний повернулся к Катону.

— Ты не станешь возражать, если я сперва обменяюсь парой слов с Макроном, прежде чем поговорю с тобой?

— Нет, господин, — ответил Катон, слегка нахмурясь, и повернулся к Юлии. — Можешь пока посидеть рядом со мной.


Они направились к последней партии грузов, сложенной на берегу, и опустились на песок. Юлия припала головой к плечу Катона, он обнял ее за плечи. Какое-то мгновение они просто молчали, слишком глубоко осознавая неизбежность разлуки. Наконец Юлия произнесла:

— Это нечестно.

— Нечестно.

— Ты хотя бы представляешь, сколько продлится твое отсутствие?

— Это зависит от Аякса. Но я вернусь в Рим сразу же, как только он будет захвачен в плен или убит. Клянусь тебе.

Юлия молча кивнула, и Катон понял, что девушка старается не выдать свои чувства. Время от времени он оглядывался на сенатора и Макрона, углубившихся в оживленную беседу. Держа ветерана за руку, Семпроний как будто бы старался убедить его в справедливости своей точки зрения. Сперва Макрон обнаруживал некоторые колебания, но, наконец, бросив короткий взгляд на Катона и недолго подумав, согласился, и они обменялись рукопожатиями.

— Катон! — окликнул его Семпроний.

Они с Юлией поднялись и подошли по песку к сенатору. Макрон был очень серьезен, на лице Семпрония угадывалась озабоченность.

— Мне пришлось принять трудное решение, Катон, которое, возможно, сначала покажется тебе непосильным, — начал Семпроний. — Однако, по моему мнению, новое твое задание будет иметь больше шансов на успех, если ты примешь на себя командование.

— Я? — удивился Катон, посмотрев на сенатора и переведя взгляд на Макрона. — С чего вдруг?

— Так говорит сенатор, — ответил Макрон. — И он прав. Я согласен с ним.

— Но почему? — Ситуация была неприятна Катону. Он всегда полагал, что все грядущие годы ему суждено служить под началом Макрона. И это казалось ему вполне естественным. Макрон научил его всем тонкостям солдатского дела. Опыт и личные достоинства Макрона-солдата Катон всегда ставил себе примером, когда нуждался в таковом. Он повернулся к Семпронию. — Господин, я польщен, но не могу принять это назначение. Макрон превосходит меня.


— Во многом превосходит, — согласился Семпроний. — Но это задание потребует большей тонкости, более широкого кругозора, чем чисто солдатское дело. Вот почему я выбрал тебя. — Он засунул руку в небольшой кисет, висевший у него на поясе, и извлек из него свиток. — Вот письмо о возведении тебя в ранг префекта.

— Префекта? — изумился Катон. Этот ранг открывал ему путь к командованию когортой ауксилариев.

— Конечно, назначение должен утвердить император, — продолжил Семпроний. — Однако надеюсь, что я сумею убедить Клавдия сделать назначение постоянным. Ты заслужил это повышение более, чем кто-либо другой. Поздравляю.

Они обменялись рукопожатиями, после чего Макрон шагнул вперед.

— Мне также хотелось бы поздравить тебя… — и он с кривой улыбкой добавил: — Господин.

Слово это вонзилось в Катона как нож. Неправильное слово, неестественное в устах Макрона. Он заставил себя улыбнуться в ответ.

— Спасибо тебе… спасибо за все.

Кивнув, Макрон указал большим пальцем на дальнюю либурну.

— Мои ребята готовы. Если ты не против, я спущу корабль на воду, господин?

— Да, — кивнул Катон. — Действуй, как знаешь…

Макрон вздохнул, погрозил пальцем, повернулся и направился к трапу своего корабля.

— Хороший человек, — проговорил Семпроний. — Тебе повезло с таким другом.

— Я это знаю, господин.

Повернувшись к Катону Семпроний на мгновение умолк.

— Как думаешь, куда мог направиться этот гладиатор?

— Выйдя в море, его корабль повернул на юг, господин. В сторону Африки.


— Понятно. — Семпроний кашлянул и сделал шаг назад. — Ты получил приказ, префект, так что исполняй.

— Да, господин! — Катон встал навытяжку и отсалютовал.

Повернувшись к берегу, он увидел, что погрузка закончена. Прощаться с Юлией ему придется на людях. Катон взял ее за руки, ощущая, что они дрожат, хотя Юлия, как могла, скрывала готовые пролиться слезы. Нагнувшись, он коротко поцеловал ее в губы, лишь мимоходом прикоснувшись к ним своими губами, потом выпустил ее пальцы, поднялся по трапу и приказал триерарху выводить корабль в море.

Стоя на небольшой задней палубе, Катон наблюдал за тем, как моряки, корабельная пехота и легионеры столпились на корме, чтобы задрать кверху нос корабля; гребцы готовили весла. Наконец запела флейта, задавая ритм, весла сняли корабль с песка и вывели на глубокую воду. Как только они отошли от берега, триерарх отпустил корабельную пехоту и моряки разошлись по местам. Триерарх обратился к Катону:


<< предыдущая страница   следующая страница >>