refik.in.ua 1 2 ... 6 7

Книга сообщества http://vk.com/best_psalterium . Самая большая библиотека ВКонтакте! Присоединяйтесь!


Info

Марк Арен

Рождественский ангел (Мой парень ангел)

век. Мегаполис. Сотни, тысячи людей окружают тебя каждый день. Но ты даже и представить себе не можешь, что среди этой многоликой толпы прямо перед тобой может оказаться… Ангел...

.12.2013

Марк Арен

Рождественский ангел

Повесть

В воздухе пахло корицей и снегом. В день, когда все с утра натягивают на себя рождественскую вуаль и уходят с головой в предпраздничную лихорадку, Кристина никуда не торопилась. Она могла провести сочельник без приготовления имбирного печенья, без походов по магазинам, без поездок к родным и друзьям. Родители ее жили далеко, и поэтому в этот день она с удовольствием переносилась в любимый свой Нью-Йорк Трумана Капоте, завтракая у Тиффани вместе с Холли Голайтли, спешила по следам ее приключений до позднего вечера - на подоконнике, в теплой ванной, за чашкой чая… С тех пор как она перебралась в Нью-Йорк все рождественские дни проходили одинаково - в компании с любимой книгой.

Для нее этот праздник всегда был семейным, а потому она предпочитала убегать из приятельских домов в свою крохотную, но очень уютную квартирку. Привыкшие к этому подруги не докучали приглашениями, и отправляли праздничные смс, хотя и наперед знали, что до 25-го она все равно не ответит. Время останавливалось, не было утра, не было вечера, было одно сплошное Рождество... В этот раз читалось с особенным удовольствием - за окнами кружил легкий снег, и она, отвлекаясь от книги, любовалась вальсом хлопьев, напоминающих то ли цветочные лепестки, то ли сахарную вату. И хотя он и создавал проблемы на дорогах, люди были ему рады. В Рождество меняется все - и снег падает иначе, и люди смотрят на него по-другому.


На дворовом катке, которых немало в Нью-Йорке, мальчишки, позабыв обо всем, отчаянно сражались в хоккей, так, будто эта была их последняя и самая главная битва. Зрителей по ходу матча становилось все меньше, и в итоге на скамейке осталась облезлая кошка в компании с молодым мужчиной в длинном пальто. Игра должна была вот-вот завершиться нулевой ничьей, когда кто-то намерено грубо толкнул на лед своего противника. Несмотря на то, что тот стоял у ворот, соперник не представлял особой опасности, ибо не столько играл, сколько путался под ногами, да к тому же был на голову ниже всех.

Научись стоять на коньках, коротышка,- процедил сквозь зубы нарушитель. - Можешь даже не стараться, все равно промажешь, ведь твоя клюшка выше тебя. Сбитый с ног мальчик должен был пробивать буллит, однако такое напутствие отнимало у него последнюю веру в свои силы. Он с надеждой оглянулся на своих. Те скептически переглядывались: «Надо же, такой шанс, но этот точно промажет».

Мужчина в длинном пальто пристально смотрел на затравленного мальчика. И тот вдруг словно воспрял, решительно пошел на ворота соперника, ложным замахом уложил на лед

вратаря, обвел его, и под острым углом, мощно «выстрелив» под перекладину, забил победную шайбу.

Такие голы ребята видели разве что на матчах НХЛ и поэтому потеряли дар речи, пока тишину не взорвал рев победителей. Гол, это был настоящий гол! Несколько секунд - и «коротышка» превратился, чуть ли не в национального героя!

Как же это у него вышло? - недоумевали соперники. И только кошка презрительно жмурясь лениво смотрела на происходящее, не находя никаких причин для столь громких восторгов.

А мужчина в длинном пальто, оставив каток, уже шел по центральным кварталам Нью-Йорка спокойно и неторопливо. Оглядываясь по сторонам, словно человек с другой планеты, он выделялся на фоне суетливых горожан и туристов; пока те носились по магазинам, пока перебегали из одного в другой с пакетами и коробками, пока спорили и советовались – он смотрел на них, изучая их лица, голоса, интонации. К нему вдруг кинулась стайка детей. Он смутился, и, улыбнувшись, присел, протягивая к ним руки. Но те пробежали мимо. Мужчина обернулся и увидел Санта Клауса с мешком подарков.


А вот и я! - приветствовал тот детвору. – Ну, что вам подарить?

Мне, пожалуйста, Барби, - попросила девочка в розовой куртке.

Вот тебе Барби, - расцвел в улыбке Санта Клаус.

А мне, пожалуйста, трансформер! – важно заявил толстый мальчик в синем комбинезоне.

Что ж, есть у меня и трансформер! – ответил в тон ему Санта Клаус.

А мне, пожалуйста, оленя, - потянув его за рукав, попросила девочка в беленькой шубке. – Но настоящего, пятнистого, с большими ветвистыми рогами, как в «Снежной королеве». И добавила, глядя на Санту снизу вверх очень серьезными глазами:

Если, конечно, вы настоящий Санта Клаус, а не переодетый артист.

А я посмотрю, захватил ли с собой оленя? – смутившись, потянулся к мешку Санта Клаус. И едва он до него дотронулся, как оттуда выпрыгнул огромный олень, повергнув в шок проходящих мимо взрослых. Санта Клаус же, отпрянув от неожиданности, плюхнулся в сугроб. Не удивились только дети. С криками «олень!», «олень!» они стали прыгать вокруг пятнистого красавца и хлопать в ладоши. Человек в черном пальто протянул ошеломленному Санта Клаусу руку, помог ему встать и, стряхнув с него снег, направился дальше.

У детского магазина его внимание привлекла женщина, громко спорящая с молодым человеком, скорее всего продавцом. Тот был без верхней одежды, и, переминаясь с ноги на ногу, поеживался от холода. Женщина требовала продать ей с витрины пожарную машину.

Вы поймите - объяснял продавец - эта машина принадлежит фирме, которая оформляет витрины. Мы даже не знаем, сколько она стоит. Возможно, второй такой попросту нет.


Меня интересуют не ваши догадки, а эта машина! – назидательно подняв указательный палец, сказала покупательница. – Мой сын болен. Он присмотрел ее очень, давно и попросил у Санта Клауса именно эту машину, и я без нее никуда не уйду!

Мадам, у нас много других пожарных машин, - натянуто улыбаясь, убеждал ее продавец. – Если позволите, я подберу для вашего сына отличную машину!

Не позволю! – решительно заявила покупательница.

Поверьте, наши машины куда лучше этой! – продолжал продавец.

Вот и отлично! – ответила женщина. – Положите одну из них на витрину, а эту куплю я!

Но машина не наша! – закричал в отчаянии продавец, да так громко, что на них оглянулись идущие мимо люди.

Женщина открыла, было, рот, чтобы ответить, но в этот самый момент в ее руках оказалась точно такая пожарная машина. Точно такая, потому, что та другая, с витрины, продолжала сверкать красным лаком там же, где и была. Ошеломленные женщина и продавец, вытаращив глаза, стали переводить взгляд с одной машины на другую, а мужчина в черном пальто, улыбнувшись, продолжил свой путь.

Проходя мимо кафе, он заметил, что там зреет конфликт. Толкнув дверь, он вошел внутрь. - Мы закрываемся, сэр! – устало объяснял официант кучерявому мужчине за столиком у окна. - Видите! – тот торжествующе указал пальцем на вошедшего - Видите! - не только я один хочу расслабиться. Подумаешь, на носу Рождество! А может, мы евреи и вообще не хотим его отмечать! - Но сэр, - продолжал увещевать его официант – мы закрываем кассу! - Я без малого уже полвека как сэр! А знаешь, кто ты?- не унимался мужчина - Ты – убийца! Нет! Ты хуже убийцы! В тот момент, когда у меня вот-вот стала прорисовываться кульминационная сцена, ты подошел и спугнул мою музу! Нет! Ты убил ее, и, отбив на ее костях чечетку, невозмутимо желаешь мне счастливого Рождества! - Я очень сожалею сэр, но босс велел мне проводить гостей... - Он невоспитанный чурбан, как можно выставлять за дверь человека, который пишет книгу!!! Да ты вообще понимаешь, что ты натворил!!! – швырнув пепельницу на пол, отчаявшийся писатель, продолжал метать громы и молнии. Официант, обреченно вздохнув, замолчал и стал безропотно слушать, становясь при этом все бледнее и бледнее. - Ничего, ничего… - все более распалялся клиент - Погодите… Я напишу о вас во всех путеводителях города! Я устрою вам такую репутацию!


Он швырнул на пол пепельницу с другого стола и, хлопнув дверью, вышел на улицу. - Не беспокойтесь, это мой брат, он всегда на эмоциях, когда пишет книгу, - успокоил официанта мужчина в черном пальто - Поверьте, через пару дней он напишет, что ваше заведение - лучшее в городе, а вы – гениальный официант! Тот горестно махнул рукой, показывая всем своим видом, что ему уже все равно, где и что про него напишут, а мужчина, пожелав ему счастливого Рождества, поспешил за сердитым клиентом.

Послушайте, - крикнул он тому вслед - Я знаю место, где не празднуют Рождество, там принимают до последнего клиента.

Писатель обернулся. - Я знаю все заведения в округе – подняв бровь, ответил он мужчине в черном пальто - и могу поспорить, что даже если ты миллионер, тебя сейчас выставят за дверь отовсюду. Сегодня тот день, когда люди забывают о приличиях и любезности! Увы, мистер, не те нравы, не те времена! -Этого места никто не знает, и оно точно работает в Рождество – продолжал убеждать писателя мужчина в черном пальто.

Ну, пойдем, - поразмыслив секунду, другую, заявил вдруг писатель, и, показав негостеприимному заведению средний палец, последовал за незнакомцем.

Знаю только одно, что если не напишу сегодня синопсис, я неудачник… - стараясь попасть в ногу с незнакомцем, посетовал писатель.- Я десять лет ждал, когда на меня обратит внимание Бровей, и тут, под Рождество, мне выпала такая удача, такой невероятный шанс, который я упустил столь бездарно. У них со сценаристом нашла коса на камень, режиссер хочет что-то сказочное, но не в духе наивного романтизма… К следующему Рождеству нужно поставить историю, и я решил написать про Ангела, который спустившись с небес повстречал здесь, в Нью-Йорке девушку. Перед моими глазами пронеслась вся история, но этот мужлан, в самый неподходящий момент прервал меня, и я не только не увидел финала, но и перепутал от злости все увиденное. Это был гениальный сюжет, но восстановить хронологию мне уже не удастся… и все детали... Драматург осекся, увидев пред собой незнакомый особняк. - Куда мы пришли? Что за чертовщина? Я не знаю этого места. - Я тоже ни разу здесь не был – поднимаясь на крыльцо, успокоил его незнакомец.


Если нас выперли из той забегаловки, могу представить, какими пинками нас выкинут отсюда! – почесав затылок, сказал драматург. - Здесь нас ждут! – ободряюще похлопал его по плечу незнакомец и толкнул тяжелую дверь. Пожав плечами, драматург поплелся за ним… К его удивлению они вошли в уютный зал, где их ожидал растопленный камин, накрытый стол, с ароматным чаем и печеньем. - Что здесь происходит? - вскричал драматург. - Рождественский подарок, - пожал плечами мужчина. - Это мистификация! – присев на краешек стула и ошеломленно оглядываясь, прошептал писатель - Я узнал это место! Это же дом Максима Горького, точнее, его московский музей. Я был там пару лет назад. Кому пришла в голову идея повторить все это? Даже книги, точь-в-точь, как там. Но там, в музее, нельзя было ничего трогать, все огорожено, а здесь, как дома: бери - не хочу! Драматург смотрел на незнакомца теперь уже иначе, с нескрываемым интересом и может с боязнью, напряженно думая, кем же мог быть этот в высшей степени странный человек? - А что с тем ангелом?- прервал его мысли мужчина. - Ангелом? – переспросил, вернувшись к реальности писатель – Ах да, Ангелом… Я же говорил, он встречает девушку, совершенно случайно. Вообще-то он спустился на землю с определенной миссией - подарить праздничную атмосферу в преддверии Рождества, особенно тем, кто грустит или заблудились в себе. Но в итоге влюбляется в девушку… - Влюбляется? - Ну да. Что, разве ангелы не люди? - В том-то и дело, что нет. - Ну, это я машинально сказал, ну ты меня понял. - Подожди, я спросил не, потому что они не люди. Что значит «влюбляется»? Оторвавшись от чая, драматург недоверчиво посмотрел на мужчину – Ты, что разыгрываешь меня? Ни разу не влюблялся?

Тот покачал головой, но как-то очень правдоподобно. - Ну как тебе объяснить, - отложив с сторону чай, задумался драматург - Это такое состояние… Когда, ты в таком состоянии у тебя вырастают крылья… - Но ангелы и так с крылами… - Это метафора… Человек, которого ты любишь… пребывание рядом с ним, даже мысли о нем - счастье. Ты постоянно хочешь сделать для него что-то хорошее, просто так, ничего не требуя и не ожидая взамен. - Ангелам дано безусловное счастье, они находят радость в служении Богу, другой радости у них нет – назидательным тоном ответил мужчина – Они делают все, чтобы привнести в душу человека чистые лучи света, но делают это не ради человека, а ради Творца. Драматургу отчаянно хотелось поспорить, тем более, что появившись так некстати в кафе, этот странный человек лишил его возможности отвести душу на том официанте. Разгоряченный он принялся приводить незнакомцу новые аргументы:


Понимаешь, когда влюбляешься в кого-то, мир кажется тебе совершенным и совершенно иным. Ты во всем стараешься увидеть хорошее, доброе. Достоевский говорил, что любить, значит видеть человека таким, каким его задумал Бог. - Но Ангелы и так видят человека, таким, каким его сотворил Создатель… Драматург нервно бросил ложку на стол. - Зачем ты это делаешь? Я пытаюсь тебе объяснить, что такое любовь, а ты все время доказываешь мне, не пойми что. Я не помню только, чем закончилась в моем видении эта рождественская история. Но думаю, что на Бродвее в любом случае финал один - Ангел останется на земле из-за любви к девушке.

Я не хочу тебя расстраивать, но все что ты говоришь, не подходит Ангелам. В финале Ангел должен вернуться на небо. Он не человек, у него нет выбора. Ангелы покорны Богу, у них нет возможности решать - остаться на земле или возвращаться обратно.

С чего ты взял? - Я просто знаю. Ну что же, мне пора. Рад был знакомству. Подумай о финале. Сказав это, незнакомец указал вдруг пальцем за спину драматургу. Тот оглянулся назад, но ничего не увидел, а когда обернулся, мужчина исчез. В поисках незнакомца он стал бродить по удивительному дому. - Вот сумасшедший, возомнил себя экспертом по ангелам! – бормотал он под нос, проводя пальцами по корешкам стоящих на полках книг.

Пока драматург рефлексировал на тему ангелологии, в нескольких кварталах от него некая девушка носилась как угорелая по квартире, готовясь к самому грандиозному событию всей своей 20-тилетней жизни. Как и все барышни, она верила в любовь с первого взгляда, в рождественские чудеса и судьбоносные встречи. Как и все девушки, она встречала каждое Рождество в ожидании невероятного чуда. Сегодня все было расписано по часам. В 9.00 - маникюр, в 10.30 - написание поздравительных открыток, 11.00 - доставка платья из химчистки… Без пяти минут одиннадцать раздался телефонный звонок, девушка схватила трубку, улыбка медленно сползла с ее лица и даже не попрощавшись с невидимым собеседником, она отшвырнула от себя телефон. Глаза ее предательски увлажнились…


следующая страница >>