refik.in.ua   1 ... 3 4 5 6

О мостницехъ

91. А се мостнику оуроци: помостивше мостъ, взяти oт 10 локотъ по ногате; аже починить моста ветхаго, то колико городне починить, то взяти ему по куне от городне; а мостнику самому ехати со отрокомь на дву коню, 4 лукна овса на неделю, а есть, что можеть.

Статья основана на ст. 43 Краткой Правды, но имеет существенно другой текст. Речь идет, несомненно, о починке мостов. Отрок – помощник мостника. В летописи под 1015 г. записано о походе Владимира в Новгород: «и рече Володимиръ: «теребите пути и мосты мостите, хотяше бо ити на Ярослава, на сына своего, но разболеся» (Ип. л., стр.89). Мост на больших дорогах находился в заведовании мытников, собиравших пошлину (мыт). «Даче бы не мытникъ устереглъ и моста не переметалъ» (Ип. л., стр.288).

А се о заднице

92. Аже будуть робьи дети оу мужа, то задници имъ не имати, но свобода имъ смертию (а).

К ст. 92. а) В Троицком первоначально было «смертию», но переправлено на «с матерью»: так же в Син. и Пушкинском.

Робьи дети выходили на свободу с матерью-рабыней после смерти их отца – рабовладельца. В других списках – смертию. Но смысл статьи от этого различия в вариантах не меняется. Сыновья от рабыни носили прозвище рабичичей. В слове о законе и благодати Илариона говорится: «роди же Агарь раба от Авраама рабичищь» (Пономарев. Памятники, вып.I, стр.61). Летопись называет Владимира Святославича рабичичем, как рожденного от Малуши, ключницы, т.е. рабыни Ольги.

93. Аже будуть в дому дети мали, а не джи ся будуть сами собою печаловати, а мати имъ поидеть за мужь, то кто имъ ближии будеть, тому же дати на руце и с добыткомь и с домомь, донеле же возмогуть; а товаръ дати перед людми; а что срезить товаромь темь ли пригостить, то то ему собе, а истыи товаръ воротить имъ, а прикупъ ему собе, зане кормилъ и печаловалъся ими; яже от челяди плод или от скота, то то все поимати лицемь; что ли будеть ростерялъ, то то все ему платити детемъ тем.


94. Аче же и отчимъ прииметь дети cъ задницею, то тако же есть рядъ. А дворъ без дела отень всякъ меншему сынови.

Статьи о наследстве в «Русской Правде» были тесно связаны с жизнью, и описанный в них порядок держался у торговых людей еще в XVII в. В одном деле XVII в. находим такое пояснение виднейших московских купцов Василия Шорина, Василия Юрьева, Григория и Андрея Никитниковых: «повелось изстари и в предних родех у гостей и у торговых людей, хто умрет гость или торговый человек, а после его останетца жена и дети, и они приказывают животы свои жене и детем, будет жене не ити замуж. А будет замуж итить похочет, и ей из животов дают урочную часть, что муж прикажет, а достальными животами владеют дети. А будут дети помрут при матери, а мать их замуж не пойдет, и владеет вотчинами и животами мать и по смерть свою, и из тех животов поминает мужа своего и дети. А как она умрет, и теми животами владеет, кто в роду ближе. А будет у ней мужа ее духовная, и кому будет в духовной муж ее что приказал сродичам и сторонним людем, и то она по духовной исправляет, а достальными животами владеет и по смерть свою. (Акты, относящиеся до гражданской расправы древней России. Собрал и издал А.Федотов-Чеховский. Том первый. Киев, 1860, №110, стр.391).

В случае выхода вдовы замуж при маленьких детях назначается опека ближнего, т.е. родственника, которому передаются дети с имуществом и домом до их совершеннолетия. Имущество передается перед свидетелями. Опекун получает в свою пользу прибыль от торговли или проценты от денег, принадлежавших детям и пущенных им в оборот, однако с условием вернуть детям после их совершеннолетия стоимость товара. Приплод от скота или дети от рабов передаются наследникам в наличности, а за убытки опекун платит детям.

Отчим также отвечает за имущество пасынков. Отцовский двор, как это было в обычае у многих народов, достается без раздела младшему сыну, дольше всех живущему с родителями. «Рядъ» – письменный или устный договор.


Эта статья могла возникнуть только в обществе с развитой торговлей и ростовщичеством и имеет в виду крупное хозяйство.

О жене, аже ворчеться седети

95. Аже жена ворчеться седети по мужи, а ростеряеть добыток и поидеть за мужь, то платити еи все детемъ. Не хотети ли начнуть дети еи ни на дворе, а она начнеть всяко хотети и седети, то творити всяко волю, а детемъ не дати воли; но что еи далъ мужь, с тем же еи седети, или, свою часть вземше, седети же.

Жена обещала не выходить замуж, а растратила имущество и вышла за второго мужа. В этом случае она должна вернуть стоимость растраченного. Но дети не могут выгнать мать со двора, она имеет право жить в нем, пользуясь своей частью наследства или тем, что она получила от мужа. К XIV–XV вв. относится любопытное «послание отъ митрополита ко княземъ, не послушающем матери». Митрополит пишет: «и были бы есте со всячески послушливы во всемъ, а обиды бы есте ей не чинили ни въ чемъ, а ее бы есте доволное ей отдавали все: она бы ведала свое, а вы бы свое ведали, чимъ вас богъ помиловалъ, а отець вашь, а нашъ сынъ, васъ своихъ детей благословилъ, то бы есте свое богомъ данное вамъ и вашимъ отцемъ знали» (РИБ, т.VI, стр.896).

96. А матерня часть не надобе детемъ, но кому мати дасть, тому же взяти; дасть ли всемъ, а вси розделять; безъ языка ли оумреть, то оу кого будеть на дворе была и кто ю кормилъ, то тому взяти.

Часть имущества, выделенная матери, принадлежит только ей, а не детям. Мать в праве распоряжаться своим имуществом. Если она умрет, не оставив распоряжения («без языка»), то имущество идет тому из детей, с кем она жила и кто ее кормил.

97. Аже будуть двою мужю дети, а одиное матери, то онемъ своего отця задниця, а онемъ своего. Будеть ли потерялъ своего иночима что, a онехъ отця, а оумреть, то възворотить брату, на не же и людье вылезуть, что будеть отець его истерялъ иночимля; а что ему своего отця, то держить.

Смысл статьи: если у одной матери были дети от двух мужей, то дети получают наследство своих отцов. Если же второй муж (отчим) растратит имущество первых детей жены (своих пасынков) и умрет, то возместить потерянное обязан его сын (сводный брат первых детей), если свидетели докажут, что имущество действительно растрачено вторым мужем. Иночим – отчим.


98. А матери которыи сынъ добръ, перваго ли, другаго ли, тому же дасть свое; аче и вси сынове еи будуть лиси, а дчери можеть дати, кто ю кормить.

А се оуроци судебнии

99. А се оуроци судебнии: от виры 9 кунъ, а метелнику 9 векошь, а от бортное земли 30 кунъ, а о инехъ о всехъ тяжь, кому помогуть, по 4 куны, а метелнику 6 векошь.

Здесь установлены судебные пошлины; пошлина от виры, т.е. от обвинения в убийстве, от бортное земли, т.е. от споров о лесной земле. Выражение кому помогут напоминает о помочном (ст. 16). Пошлины шли в пользу князя и его людей (метельника).

О заднице

100. Аже братья ростяжються передъ княземь о задницю, которыи детьскии идеть их делитъ, то тому взяти гривна коунъ.

Статья интересна для характеристики Пространной Правды как гражданского памятника. По Церковному уставу Владимира тяжба о наследстве между братьями разбиралась епископом: «дети тяжутся о задници» (Владимирский-Буд. Хрест., вып.1, стр.229).

Оуроци ротнии

101. А се оуроци ротнии: от головы 30 кунъ, а отъ бортьное земли 30 кунъ бес трии кунъ, тако же и отъ ролеиное земли, а от свободы 9 кунъ.

Уроки ротные (от присяги – роты) не следует смешивать с судебными пошлинами. Голова – обвинение в убийстве. Бортная земля показана наравне с ролейной (пахотной), вероятно, так было и при взимании судебных пошлин. По Владимирскому-Буданову, «быть может, под головою здесь разумеется «обращение в рабство» (Хрест., вып.1, стр.77, прим.155). Это – сомнительное толкование. Свобода – пошлина при выходе раба на свободу. В Карамзинском списке в этом месте прямо читается: «а отъ свободивше челядина 9 кунъ».

О холопьстве

102. Холопьство обелное трое: оже кто хотя купить до полу гривны, а послухи поставить, а ногату дасть перед самемъ холопомь.

Конец Пространной Правды составляет особый устав о холопстве. В первой его статье устанавливаются три вида обельного или полного холопства. Статья не очень ясна; возникает вопрос: кто получает деньги за холопа перед свидетелями? Если раб продается хозяином и хозяин получает деньги за него, то это лишь переход раба от одного владельца к другому. Вероятнее, что речь идет о добровольной продаже в холопство, при которой ногата, передаваемая княжескому человеку как пошлина, узаконяет холопство. По мнению Сергеевича, ногата передается мытнику как представителю князя. В доказательство этой мысли Гетц, соглашаясь с Сергеевичем, приводит тот довод, что два случая обельного холопства, о которых идет речь далее в Правде, имеют дело со свободным человеком, а не с рабом (Гетц, III, 421). Так же думает и Юшков: «продажа самого себя в рабство» (Юшков, 64).


103. А второе холопьство: поиметь робу без ряду, поиметь ли с рядомь, то како ся будеть рядилъ, на том же стоить.

104. А се третьее холопьство: тивуньство без ряду или привяжеть ключь к собе без ряду, с рядомь ли, то како ся будеть рядилъ, на том же стоить.

Тот, кто женится на рабе без договора с ее владельцем, обращается в холопство. Тиунство, как и ключничество, без предварительного договора с господином также обращает в холопство. В переделке послания Даниила Заточника находим сходное выражение с Русской Правдой: «что бых в твоем дворе за тскою (т.е. доскою) торчалъ, нежели бы у боярина домом владел с ключем ходити» (Зарубин. Слово Даниила Заточника, стр.92).

105. А въ даче (а) не холопъ, ни по хлебе роботять, ни по придатъце; но оже не доходять года, то ворочати ему милость; отходить ли, то не виноватъ есть.

К ст. 105. а) В Троицком первоначально было «въ даче», но «ять» переправлено на «ер». В Син. «даче», в Пушк. «А въда ценy», но это испорченное из «въ даче»; в новгородском говоре «ч» менялось на «ц» и обратно, поэтому первоначально было «а в даце».

Единственное правильное чтение въ даче. Термин вдачь имеется лишь в поздних списках Карамзинской группы Пространной Правды и является позднейшим осмыслением; поэтому он должен быть выброшен из научного обихода. В эстонском языке имеется слово tats (натуральная повинность), считаемое заимствованием из русского (Временник Эстляндской губернии. Ревель, 1894, статья Ю.Трусмана). Дача, по мнению Б.Д.Грекова и других исследователей, – денежная сумма (см. Русская Правда, II, стр.708–715). Человека, получившего дачу, хлеб или придаток, Б.Д.Греков приравнивает к закупу (Греков, стр.203). Особого мнения держится М.Н.Тихомиров, считающий, что «хлеб, дача, придаток могут быть поняты, как виды феодального условного держания, объединяемого общим названием милости» (Тихомиров. Условное феодальное держание на Руси XII в., стр.104). Русская Правда «ставит своей задачей охранить от порабощения мелких феодалов, занявших холопские места при боярском и княжеском дворе» (там же). В подтверждение последнему взгляду можно привести аналогичные явления у западных (балтийских) славян. У них существовали особые феодально-зависимые отношения, известные под названием «подача» – poddas (близкое к русскому – дача). «Заимодавец не довольствовался тем, что ежегодно получал от должника определенное количество хлеба, льна и других предметов, которые превышали занятые деньги более, чем вдвойне, он брал с него пять солидов при выдаче дочери его в замужество, иначе брак не был дозволен; брал с него известное количество денег при продаже им каждого животного» (Сочинения А.А.Котляренского, том IV, СПб., 1895, стр.200).


Придаток – не просто долг, как думает Б.Д.Греков. Некоторое понятие о значении придатка дает известие Новгородской летописи под 1228 г. Псковичи, поссорившись с князем Ярославом Всеволодовичем, «техъ, кто ималъ придатъкъ у Ярослава, выгнаша исъ Пльскова: поидите по князи своемъ, нам есте не братья» (Новг. лет., стр.66). Люди, получившие придаток от князя, конечно, не простые должники, а скорее – феодально-зависимые слуги. В таком именно смысле придаток упомянут в одной грамоте: «Да что Олешкына деревня в Кеме Ярья и хто у Олешкы имет в тех деревнях жити людей, и рыбникы мои белозерские на Олешке и на его людех рыбного не емлют на три годы: зане же то рыбное Олешке отдал в придаток за пять рублев» (АЮБ, т.II, стр.479–480).

Дача, хлеб, придаток носят название милости. Вероятно, отсюда происходит слово милостник. В 1136 г. – милостници Всеволожи (т.е. сторонники и феодально-зависимые люди бывшего князя Всеволода Мстиславича) стреляли в новгородского князя Святослава Ольговича (Нов. лет., стр.24). Год не обязательно год времени, а обозначение срока: «егда же бываеть годъ молитвы, мало ихъ обретаеться въ церкви» (Ип. л., стр.120). Смысл статьи: за дачу, за хлеб, за придаток не обращают в холопа; но получивший милость должен остаться в зависимости до конца срока или вернуть полученное; по окончании же срока делается свободным.

106. Аже холопъ бежить, а заповесть господинъ, аже слышавъ кто или зная и ведая, оже есть холопъ, а дасть ему хлеба или оукажеть ему путь, то платити ему за холопъ 5 гривенъ, а за робу 6 гривенъ.

Никто не должен помогать холопу, о бегстве которого объявил господин, запретив его принимать; запрещается давать холопу хлеба и указывать ему путь.

107. Аже кто переиметь чюжъ холопъ и дасть весть господину его, то имати ему переемъ гривна; не оублюдеть ли, то платити ему 4 гривны, а пятая переемная ему; а будеть роба, то 5 гривенъ, а шестая на переемъ отходить.

Поймавший холопа получает в свою пользу гривну переема, но отвечает за пойманного. В случае бегства холопа он платит за него господину 4 гривны. Замечательно, что здесь стоимость холопа определена в 5 гривен, как в Правде Ярославичей.


108. Аже кто своего холопа самъ досочиться въ чьемь любо городe, а будеть посадникъ не ведалъ его, то, поведавше ему, пояти же ему отрокъ от него и шедше оувязати и, и дати ему вязебную 10 кунъ, а переима нетуть; аче оупустить и гоня, а собе ему пагуба, а платить в то никто же, тем же и переима нетуть.

Господин может сам доискаться холопа в каком-либо городе (и его округе), тогда посадник даст отроков, которые свяжут холопа. Вязебная – пошлина. В Двинской Судебной грамоте она названа вязбой: «а другъ у друга межу пореореть или перекосить на одиномъ поле, вины баранъ, а межы селъ межа тридцать бель, а княжа межа три сороки белъ, а вязбы въ томъ нетъ» (ААЭ, т.1 , стр.8). Слова: «аче оупоустить и гоня, a coбе ему пагуба» – несколько неясны. М.Ф.Владимирский-Буданов считает, что здесь речь идет о следующем: «если потеряет из виду беглеца, преследуя его сам, не давая знать посаднику; но это только в том случае, если посадник не знал, что у него в городе скрывается беглый холоп, в противном случае посадник должен вознаградить хозяина холопа» (Хрест., вып. 1, стр.80, прим.167).

109. Аже кто не ведая чюжь холопъ оусрячеть и, или повесть дееть, любо держить и оу собе, а идеть от него, то ити ему роте, яко не ведалъ есмь, оже есть холопъ, а платежа в томь нетуть.

Если кто встретит чужого холопа, не зная о том, что это холоп, и будет с ним говорить (например, укажет ему дорогу) или держать его у себя, а холоп уйдет от него, то такому человеку идти к присяге, что он не знал о том, что имел дело с бежавшим холопом. М.Ф.Владимирский-Буданов предлагает исправить текст и читать: «повесть не дееть», т.е. не сообщит о беглом холопе. «Повесть деяти» – извещать, давать знать.

110. Аче же холопъ кде куны вложить (а), а онъ будеть не ведая вдалъ, то господину выкупати али лишитися его; ведая ли будеть далъ, а кунъ ему лишитися.

К ст. 110. а) В Пушк. «вылжеть».

Куны вылжеть в Пушкинск. списке. Смысл статьи: если холоп обманом получил деньги (вылжеть), а кредитор, давая их ему, не знал об его холопстве, то господин обязан или выкупить холопа, или его лишиться; если же кредитор дал деньги холопу, зная об его холопстве, то лишается денег.


111. Аже пустить холопъ в торгъ, а одолжаеть, то выкупати его господину и не лишитися его.

За долги холопа, торгующего от имени господина, отвечает господин. Господин не может отказаться от холопа (не лишитися его), а должен заплатить его торговые долги.

112. Аже кто кренеть чюжь холопъ не ведая, то первому господину холопъ поняти, а оному куны имати роте ходивше, яко не ведая есмь купилъ, ведая ли будет купилъ, то кунъ ему лиху быти (а).

К ст. 112. а) Добавлено в скобках из Пушкинского списка, восполняющего пропуск в Троицком, как и начало следующей статьи.

Купивший чужого холопа, бежавшего или краденого, обязан его вернуть первому господину и присягой доказать, что не знал о принадлежности купленого холопа другому владельцу. Если же кто-либо купил заведомо чужого холопа, то лишается денег, отданных за него.

113. Аже холопъ бегая будеть добудеть товара, то господину долгъ, господину же и товаръ, а не лишатися его.

Статьи о торгующих холопах могли возникнуть только в обществе, где торговля получила относительно большое развитие.

Господин получает обратно не только беглого холопа, но и все его имущество, добытое в бегах.

114. Аже кто бежа, а поиметь суседне что или товаръ, то господину платити за нь оурокъ, что будеть взялъ.

Господин отвечает за кражу, сделанную холопом, и платит стоимость (оурок) краденого.

115. Аже холопъ крадеть кого любо, то господину выкупати и любо выдати и, с кимь будеть кралъ, а жене и детемъ не надобе, но оже будуть с нимь крали и хоронили, то всехъ выдати, паки ли а выкупаеть господинъ; аже будуть свободнии с нимь крали или хоронили, то князю въ продаже.

Ответственность за кражу не распространялась на семью вора, не знавшую о краже. То же самое постановление читаем в Судебнике Казимира 1468 г.: «што с лицомъ приведутъ тятя, будеть ли моуи чим платити, ино заплатити истинну; пакъ ли чего у долгу не будеть, а будеть ли то жена ведали зъ детми ужо взрослыми, ино женою и детми заплатити, а самого на шибеницу (виселицу); а што будуть малыи дети, ниже семи годовъ, тыи въ томъ невинни» (Владим. Буд. Хрест., вып. II).


<< предыдущая страница