refik.in.ua   1 2 3 ... 5 6

О челяди

26. А челядинъ скрыеться, а закличють и на торгу, а за 3 дни не выведуть его, а познаеть и третии день, то свои челядинъ поняти, а оному платити 3 гривны продажи.

«Закличють и на торгу», т.е. оповестят через биричей на торгу о бегстве или пропаже челядина. Ниже (ст. 28) указан термин «заповесть на торгу». Слово заповедать – запрещать, отсюда «заповедный» лес, «заповедные» товары и т.д. Закличь, или заповедь, на торгу запрещала принимать краденую вещь или беглого раба. В рассказе об утопшем детище (русском памятнике XII в.) рассказывается, что митрополит «посла проповедника въ сборъ торгу: чье детя лежить на палатехъ святые Софья. И порекоша вси граждане чюдящеся» (Леонид. Посмертные чудеса св. Николая, стр.46). Срок для привода убежавшего челядина (холопа) был установлен в 3 дня. После этого новый владелец бежавшего холопа или его укрыватель должен был платить продажу, как за украденную вещь. Как и другие статьи Русской Правды, эта статья показывает тяжкое и бесправное положение холопов.

Аже кто всядеть на чюжь конь

27. Аже кто всядеть на чюжь конь, не прашавъ, то 3 гривны.

28. Аче кто конь погубить, или оружье, или портъ, а заповесть на торгу, а после познаеть въ своем городе, свое ему лицемь взяти, а за обиду платити ему 3 гривны.

Лице – поличное. По уставной Белозерской грамоте 1488 г.: «а поличное то, что выимуть из клети изъ-за замка; а наидутъ что въ дворе, или въ пустой хоромине, а не за замкомъ, ино то не поличное» (ААЭ, т.1, №128), В Краткой Правде (ст. 12) округа названа миром; здесь на ее месте появляется город как судебный округ.

29. Аже кто познаеть свое, что будеть погубилъ или оукрадено оу него что и, или конь, или портъ, или скотина, то не рци и: се мое, но поиди на сводъ, кде есть взялъ; сведитеся, кто будеть виноватъ, на того татба снидеть, тогда онъ свое возметь, а что погибло боудеть с нимь, то же ему начнеть платити.

Слово погубил означает не только кражу, а и потерю. Понятие свод объяснено выше (см. ст.13 Кр. Правды); на того, кто купил вещь у неизвестного лица, татба снидеть, он и будет отвечать за кражу, и платить потерпевшему за пропавшие вещи («а что погибло боудеть с нимь»).


30. Аще будеть коневыи тать, выдати князю на потокъ; паки ли боудеть клетныи тать, то 3 гривны платити емоу.

Конокрад выдается князю на поток, под которым понимались разные виды расправы, в первую очередь конфискация имущества и ссылка. Так, под 1215 г. в Новгородской летописи читаем о задержании новгородцев: «князь Ярослав... оковавъ потоци и на Тьхверь» (Новг. первая лет, стр.53). Клетный тать – тот, кто обокрал клеть (дом, амбар, кладовую). В академическом издании эта статья считается непосредственным продолжением предыдущей.

О своде

31. Аже будеть во одиномь городе, то ити истьцю до конця того свода; будеть ли сводъ по землямъ, то ити ему до третьяго свода; а что будеть лице, то тому платити третьему кунами за лице; а с лицемь ити до конця своду, а истьцю ждати прока; а кде снидеть на конечняго, то тому все платити и продажю.

Свод по землям предполагает свод за пределами города и его округа. По Владимирскому-Буданову, слова: по землям – относятся к округу, принадлежащему тому же городу. Смысл статьи: если свод будет по землям, то истец идет от одного к другому до третьего ответчика; третий ответчик платит истцу деньгами за краденую вещь, но истец не получает вознаграждения за остальные украденные у него вещи, не оказавшиеся в наличности, а ждет окончания свода. Конечный, или действительный, тать (вор) платит за все убытки и княжескую продажу. По Двинской Судной грамоте конечный тать именуется чеклым: «а кто у кого что познает татебное и онъ съ себя сведетъ до десяти изводовъ, нолны до чеклого татя» (ААЭ, т.1, №18).

О татбе

32. Паки ли будеть что татебно купилъ в торгу, или конь, или портъ, или скотину, то выведеть свободна мужа два или мытника; аже начнеть не знати, оу кого купилъ, то ити по немь темъ видокомъ на роту (а), а истьцю свое лице взяти; а что с нимь погибло, а того ему желети, а оному желети своихъ кунъ, зане не знаеть оу кого купивъ; познаеть ли на долзе оу кого то купилъ, то свое куны возметь, и сему платити, что оу него будеть погибло, а князю продажю.


К ст. 32. а) в Син. «на торьгоу на ротоу», но такое чтение не подтверждается другими списками.

В случае покупки краденого на торгу следует поставить свидетелями покупки двух свободных людей или мытника (сборщика пошлин). Это не избавляет покупщика от потери купленных краденых вещей, а только спасает от дальнейшего иска. Если же покупщик на долзе (через продолжительное время) найдет продавца краденого, тот за все отвечает и платит продажу. Гетц указывает, что слова: «а того ему желети... оу кого купивъ» – являются моральной сентенцией, с которой судья обращался к потерпевшему. Но П.П.Епифанов замечает, что слово «желети» вовсе не обозначает жалость потерпевшего о потерянном имуществе, а указывает на право его на дальнейшие розыски, ссылаясь на то, что «желети» обозначает платить пеню (Срезневский. Материалы, 1, стб.853). Это подтверждается статьей 35. Тотже порядок был в Далмации: «и кои трьговьць купи коня на трьгу и плати за нь царину, ... а тати не зна, да му за този свода несть, ако ли га такози не оправи цариник да да сводь у кого есть купиль» (А.Майков. История сербского языка, стр.107).

Аже познаеть кто челядь

33. Аще познаеть кто челядинъ свои оукраденъ, а поиметь и, то оному вести и по кунамъ до 3-го свода; пояти же челядина в челядинъ место, а оному дати лице, ать идеть до конечняго свода, а то есть не скотъ, нелзе рчи: оу кого есмь купилъ, но по языку ити до конця; а кде будеть конечнии тать, то опять воротять челядина, а свои поиметь, и проторъ тому же платити.

34. А князю продаже 12 гривенъ в челядине или оукрадше (а).

К ст. 34. а) В Пушк. «или оукрадше или оуведше».

Смысл статей: если кто-либо обнаружит своего украденного челядина, то челядин ведет прежнего своего господина «по кунамъ», т.е. по покупкам до третьего свода, т.е. третьего покупателя. Тогда господин берет от этого третьего покупателя другого челядина взамен своего, а тому отдает украденного челядина, с которым следует отыскивать «конечняго», т.е. настоящего, вора и идти «по языку», т.е. по рассказам украденного челядина до конца свода. Когда найден конечный тать, господин берет своего челядина обратно, а третий покупатель возвращает своего челядина, находившегося у первого господина; за все убытки («протор») платит конечный тать.


О своде же

35. А и своего города в чюжю землю свода нетуть, но тако же вывести ему послухи, любо мытника, передъ кимь же купивше, то истьцю лице взяти, а прока ему желети, что с нимь погибло, а оному своих кунъ желети.

Свод в чужую землю не производится, но истец просто получает краденую у него вещь обратно и жалеет об украденном остатке (прок), если он не все получил; покупатель же краденого жалеет о потере своих денег (кун). Эта статья крайне характерна для феодальной раздробленности на Руси XII–XIII вв. Под чужой землей здесь может пониматься соседняя область, княжество, даже просто волость, не подчинявшаяся городу, где произошла кража. Свод кончался на границах своей земли.

О татбе

36. Аже оубиють кого оу клети или оу которое татбы, то оубиють во пса место; аже ли и додержать света, то вести на княжь дворъ; оже ли оубиють и, а оуже боудуть людие связана видели, то платити в томь 12 гривенъ.

37. Аже крадеть кто скотъ въ хлеве или клеть, то же будеть одинъ, то платити ему 3 гривны и 30 кунъ; будеть ли их много, всемъ по 3 гривны и по 30 кунъ платит.

Статьи основаны на Краткой Правде (ст. 20, 29 и 38). За убийство вора полагалась, по-видимому, лишь продажа, а не вира, так как убийство вора вызывалось особым обстоятельством. Продажа возмещала убыток, нанесенный князю убийством вора, который должен был заплатить продажу. «Воровство могло привести ответчика к рабскому состоянию, если у него не было средств заплатить штраф – «продажу» – его самого продавали в холопы. Закон последовательно отстаивал неприкосновенность феодальной собственности» (Зимин, 156).



<< предыдущая страница   следующая страница >>