refik.in.ua 1

ТРОЕ.


Первое мое «Я» сидело на стуле, сжавшись и обхватив спинку стула обеими руками. Это была девочка-подросток, которая, несмотря на свой физиологический возраст, осталась простым доверчивым ребенком. Волосы ее были заплетены в две хорошенькие косички. В огромных карих глазах утонула и растворилась глубокая печаль, а где-то далеко-далеко в самой середине зрачка маленькой пока точкой загоралось отчаянье. Губы алели от обиды. В голове проносились обрывки сказанных ей и неуслышанных ее слов, сцены радости и боли вперемешку, его голубые, как весенний лед, глаза, его лицо, то нежно-доброе, то искаженно злое, весь ОН сам… «Приди, приди, догадайся, что со мной случилась беда…»- обреченно твердила она слова Мастера, с ужасом осознавая, что никто не придет, не поможет, не спасет. Но сердце почему-то не хотело с этим соглашаться, она постоянно умоляюще поглядывала на часы, потом, словно от щемящей боли, сводила брови, отворачивалась и опять останавливала взгляд на пустоте. «Он… опять…это…сделал»,- слова лениво соединялись в мысль и тонко покалывали в груди. Когда первое мое «Я», наконец, поняло, что сегодня оно его не услышит, не почувствует, не увидит, и смирилось с этим, первым его порывом было броситься в ванну, запереться от всех, доверить свое тело нежной теплой воде, поплакать, а потом взять лезвие и без конца резать руку, пока сердце не перестанет так нудно ныть. Из груди девочки вырвался тяжелый вздох.

Вдруг в комнату буквально ворвалось мое второе «Я». Это была молодая, энергичная женщина, Женщина в полном смысле слова. Копна каштановых волос струилась пышным водопадом по плечам, несколько вьющихся прядей непокорно упали на лицо, подчеркивая его красоту и дерзость. Холод и надменность бархатных карих глаз умели зажигать и манить. Губы были привычно развратно приоткрыты. Фигура была вполне сексуальна, для многих мужчин оно было желанным. Воплощение независимости и холодного разврата – мое второе «Я».

Увидев, как девчужка плавной неторопливой походкой направилась в ванну, женщина резко схватила мягкую ладошку девочки своими длинными пальцами. Глаза их встретились. Девочку мгновенно охватили два чувства: доверие и страх, а женщину – жалость и решимость. Они узнали друг друга – такие разные, они были одним и тем же человеком.


- Нельзя плакать, - сжимая руку собеседнице, твердо произнесла женщина, а потом горячо добавила,- Так мы никогда не победим!

- Я не хочу жить, жизнь бессмысленна. Я ненавижу себя и я хочу умереть,- грустно залепетала малышка.

- Не правда! Ты просто жалеешь себя! – закричала вызывающе женщина. – Жизнь прекрасна! Давай же, борись! – она толкала девчонку, силясь расшевелить ее.

- Зачем мне жить? Ведь я буду одна, без любви, без любимого! – с горечью воскликнула девочка, нервно всплеснув руками.

- Глупая… Ты будешь свободна, неуловима, загадочна, притягательна, но недосягаема, - голос женщины звучал твердо и гордо.

Девочка задумалась. Ее чуткое сердечко подсказывало ей, что перед ней искусственное счастье, зато стопроцентное, а ее – это нереальное, хоть и настоящее.

- Ну давай же, - подталкивала женщина. – Трудно сделать первый шаг, потом будет легче. Ты увидишь, как это здорово, ты не будешь больше страдать.

- Но и радоваться откровенно, до глубины я не смогу, - возразила девочка. – Это не настоящие чувства.

- А что настоящее? – вспылила женщина.- Вот так сидеть и ждать не пойми чего, пока он там где-то, с кем-то чем-то занят, может быть, даже забыл о тебе?! Это по-настоящему?! Ной дальше! Я что-то не встречала людей, которым бы нравились неуравновешенные, депрессивные психопатки. Мало что ли жизнь била тебя? Нельзя так близко все принимать к сердцу.

- Мне стоит попробовать, - медленно согласилась девочка, глаза ее прищурились, как и у собеседницы, губы окаменели.

- Хорошо,- одобрила женщина и неспешно поправила волосы. – А теперь улыбнись,- и она сама заулыбалась, глаза ее засветились радостью, казалось, счастье озарило ее прекрасное лицо.

Девочка уверенно улыбнулась. Улыбка получилась веселой, но в смешно прищуренных глазах вдруг зажглась боль.

- Самое главное – это научить смеяться глаза, - веско прокомментировала старшая подруга.- Улыбающееся лицо с печальными глазами – это гримасса. Пусть твоя улыбка будет не такая широкая, лишь слегка коснувшаяся уголков губ, такая неуловимая, чуть насмешливая, немного притягивающая, но взгляд должен излучать безграничное счастье баловня судьбы, любимицы удачи. Но этому надо учиться, это должно идти изнутри. Потренируешься потом перед зеркалом. Жизнь – это игра. Играй всегда с вдохновением, от души. Стань самой лучшей актрисой, непревзойденным режиссером и гениальным сценаристом. Это, кстати, не сложно, скорее – забавно, дело привычки.


Девочка стояла перед зеркалом, стараясь воскресить в своей душе ощущения беззаботной радости, искреннего веселья и отразить это в своем взгляде, но из глаз покатились слезы. Она чувствовала, как под ее усилиями гаснут в сердце последние искры детской веры в мечты, надежда на чудеса, чистая, невинная любовь.

- Ладно-ладно, - утешающе обняла ее сзади женщина. – Сейчас забудь, не думай о нем, усыпи свое сердце. Отвлекись, займись чем-нибудь. Ты, кажется, неплохо играешь на гитаре? Давай, спой что-нибудь.

Женщина села на диван и заложила ногу на ногу. Девочка вытерла слезы и неуверенно взяла гитару и песенник. Она нашла песню о нем в миноре, но только начала играть, как женщина нахмурилась и замотала головой:

- Нет-нет-нет, - сказала она, переворачивая странички. – Мы договорились: забыли и не плачем… А, вот, кажется, это нам подойдет. Спой вот эти песенки.

Песни были веселыми, мажорными. Девочка отвлеклась. Музыка увлекла ее, голос радостно подхватывал резвые мелодии.

- Здорово! – захлопала в ладоши женщина, быстро вскочила на ноги, отобрала гитару, отложила ее в сторону, потом взяла оторопелую малышку за руку и играюче потянула к себе: - А теперь танцевать! Колонки погромче, музыка!

- Представь, что ты в клубе. Обалденный звук, отличное освещение, куча мужчин, мальчиков, парней, которые заинтересованно смотрят на тебя, ты им определенно нравишься, прямо слюнки глотают. И тебе очень хорошо, потому что ты – лучше всех! – Женщина уже двигалась в обворожительном экстазе, закрыв глаза.

Девочка танцевала все уверенней и уверенней. Потом она отключилась. Ей действительно казалось, что она на танцполе в центре внимания. Это приятно волновало. Кто-то касался ее, это возбуждало. Иногда вдруг всплывали мысли о нем, но девочка отгоняла их, ей не хотелось портить такое чудесное настроение. Они обе взялись за руки и закружились. «Мне так легко!»-улыбалась девочка.« Все теперь зависит только от тебя!»- смеялась женщина.


Наконец, замученная, девчужка уснула, с улыбкой на губах и слезою на ресницах. Женщина ласково провела ладонью по шелковистым волнам волос малышки и, поправив макияж, ушла, прошептав:

- Все тебе доступны, но никто не властен над тобой.

Мое третье «Я», все это время незаметно сидевшее на подоконнике, спокойно наблюдало за происходящим. Оно знало прошлое, видела настоящее, угадывало будущее. Но ему не дано было принимать решения, судить и влиять на ситуацию. Третье «Я» подошло к столу и записало все увиденное в дневнике.

«На память для нее»,- подумало оно и потушило свет.