refik.in.ua 1

— Обычно, я позволяю людям задавать мне вопросы уже после того как я закончил, но на этот раз у меня есть один вопрос, который мне хотелось бы задать всем вам, — он сделал шаг назад, пытаясь сохранить зрительный контакт с каждым из тысячи слушателей в аудитории. — Что происходит, когда вы умираете? Вопрос кажется таким ребяческим, не так ли? Но, кто из вас знает ответ?


В зале повисло молчание, будто бы так и должно было быть...

Доктор Клеймор не ожидал, что кто-нибудь ответит на этот вопрос, особенно после речи, с которой он выступил. Он и не думал, что кто-то осмелится.

Но, как всегда, кто-то разочаровывает его надежды. На этот раз это был веснушчатый мальчик с коричневыми волосами, сидящий в передней части зала. Клеймор узнал его, это был тот самый мальчик, который перехватил его на стоянке, заявив, что является его огромным поклонником и прочитал все его книги...

— Да? — спросил его доктор Клеймор. — Ты думаешь, что знаешь ответ на этот вопрос? Тогда отвечай, пожалуйста. Мы с нетерпением хотим услышать то, что ты нам скажешь.

Мальчик, который ранее так горел желанием ответить, теперь, казалось, потерял дар речи.

Клеймор знал, что жестоко было выставлять невинного ребенка идиотом. Но он также знал, что это было необходимо.

Он был просто актером, выступающим для своих зрителей, и вел себя так, как любой другой хороший шоумен в течение своего волшебного шоу. А этот мальчик только что вызвался быть частью его представления.

В этот момент, все зрители в зале уставились на ребенка. Человек, сидевший рядом с ним, — отец мальчика, предположил Клеймор — неловко заерзал в своем кресле.

Поскольку все внимание было сосредоточено на мальчике, Клеймор сомневался, что ему хватило бы духу даже на то, чтобы просто дышать. Он выглядел таким хрупким, худым и неуклюжим. Вероятно, этот мальчик был аутсайдером и посмешищем в школе.

Но затем, казалось бы, слабый мальчик сделал нечто удивительное — встал и нашел в себе силы заговорить.

— Мы не знаем, — ответил мальчик. Его пробрала дрожь, но он встретился глазами с Клеймором. — Вы критикуете любую мысль о загробной жизни. После вашего исследования, почему вы просите нас ответить на этот вопрос? Разве вы не нашли ответа?

Клеймор ответил не сразу. Если бы мальчик сказал: «небеса» или «реинкарнация», он бы быстро опроверг это, однако, это был комментарий совсем другого типа. Этот вопрос ввел доктора в ступор. Аудитория обратила к нему свои неодобрительные взгляды, как будто они внезапно поняли, что легче принять простые слова мальчика, чем работы Клеймора, которым он посвятил всю свою жизнь.


Но, как и любой другой хороший шоумен, Клеймор имел запасной план. Он не позволил своему молчанию затянуться более чем на пять секунд. Если больше, то могло бы показаться, что Клеймор занервничал. Если меньше, то могло создаться впечатление, что он выпалил ответ сгоряча. После соответствующей паузы, Клеймор выдал свои отрепетированные слова:

— Я спрашиваю вас, потому что все еще ищу ответ на этот вопрос, — сказал он, овладевая вниманием зрителей. — Иногда самые сложные истины приходят из самых простых мест. Когда я буду лежать на смертном одре, я хочу знать с непоколебимой уверенностью, через что мне предстоит пройти. Я уверен, что каждый из вас хочет того же.

Зал раздался аплодисментами. Клеймор ждал, когда зрители закончат аплодировать.

— Моя новая книга, «Дорога к смерти», скоро появится на прилавках книжных магазинов, — заключил он. — Если вы хотите знать больше, я буду польщен, узнав, что вы прочитали ее. А, теперь, я желаю вам спокойной ночи. Я надеюсь, вы все найдете ответы на все интересующие вас вопросы.

Несколько человек из аудитории раздались бурными овациями. Клеймор улыбнулся последний раз и ушел за кулисы. Но уйдя достаточно далеко от их глаз, он нахмурился.

Вот, во что превратилась его жизнь — прыгать с одного мероприятия на другое, словно цирковой зверек. Он был фантазером, но вместе с этим и клоуном. Возможно, десятки людей в аудитории все-таки отдаленно поняли его работу. Он знал, что некоторые даже приняли ее.

Такое отношение со стороны его поклонников выводило доктора из себя.

— Мистер Клеймор! — ведущая быстро направилась за кулисы. Клеймор стремительно выдавил из себя улыбку и перестал хмуриться. В конце концов, она была той, кто платил ему за выступление. — Вы были в ударе, мистер Клеймор! — сказала она, едва не выпрыгивая со своих высоких каблуков. — У нас никогда не было столько народу!

Женщина приземлилась обратно на ноги, и доктор Клеймор удивился, как туфли не разломились под ее весом. Вероятно, это была невежливая мысль, но эта женщина почти догнала Клеймора в весе, а он, как известно, был человеком высоким. Лучший способ описать ее — сказать, что она выглядела, как типичная бабуля, выпекающая печенье и вяжущая свитера. Однако она была толще, чем большинство бабушек. А ее энтузиазм был агрессивным, как у охотника. Только охотником за чем? Вероятно, сделал вывод Клеймор, за печеньками.


— Спасибо, мэм, — улыбнулся он, обнажив зубы. — Но правильнее будет сказать доктор Клеймор.

— Ну, вы были невероятны! — женщина улыбалась во все уши. — Вы первый автор, книги которого полностью раскуплены!

Естественно, что он бы заполнил аудиторию до отказа в таком маленьком городишке, как этот. Более того, один обозреватель однажды назвал его «величайшим умом человечества» после Стефана Хокинга. Даже в детстве, его серебряный язык помогал Клеймору казаться едва не богом перед его учителями и одногодками. Теперь его так же воспринимали различные политики и ученые.

— Я проповедую истину, а люди стремятся узнать правду о смерти, — сказал он, цитируя свою новую книгу.

Женщина выглядела, как бешеная фанатка. Несомненно, она бы и дальше продолжала восхвалять Клеймора часами, но она выполнила свое предназначение, поэтому доктор использовал это как возможность уйти.

— Мне пора отправляться домой, мисс Ламия. Спокойной ночи.

С этими словами он вышел из здания на свежий ночной воздух.

Он бы никогда не согласился выступать в заводи Кизвилл, Нью-Йорк, если бы у него не было здесь домика. Огромную аудиторию невозможно было не разглядеть в этом маленьком городке, в который он переехал с целью писать свои книги в тишине и покое. С его населением, едва превышающим две тысячи жителей, Клеймор предположил, что огромная толпа собралась сегодня со всех уголков страны. Он был особым событием, которое случается лишь раз в жизни. Но, по мнению самого доктора, это была бесполезная работа, которую от Клеймора требовали его издатели. Просто еще один день в офисе.

— Доктор Клеймор, подождите! — позвал голос позади него, но доктор проигнорировал его.

Если это не был его спонсор, то ему не нужно было отвечать. Не было смысла… мероприятие уже окончено. Тогда внезапно кто-то схватил его за руку.

Он обернулся и смерил наглеца взглядом. Это был тот же мальчик, который пытался сделать из него идиота.


— Доктор Клеймор! — запыхавшись, повторил мальчик. — Мне нужно задать вам вопрос.

Клеймор уже открыл рот, чтобы отказать мальчишке, но затем остановился.

Отец мальчика стоял в нескольких шагах позади него. По крайней мере, Клеймор думал, что это был его отец. У них были одинаковые коричневые волосы и долговязые фигуры.

Клеймор считал, что отец отругает своего сына за столь грубое поведение, но он лишь тупо уставился на доктора.

— Ну да, привет, — ответил Клеймор, заставив себя улыбнуться отцу мальчишки. — Это ваш сын?

— Ему просто нужно по-быстрому задать вам вопрос, — рассеянно ответил отец.

Клеймор неохотно перевел взгляд на мальчика, у которого глаза пылали с огненной решимостью, в отличие от отца.

— Полагаю, это была моя вина, — доктор старался говорить как можно вежливее. — Мне нужно было дать тебе больше времени в конце моего выступления.

— Это кое-что важное, — сказал мальчик. — Так что, пожалуйста, отнеситесь к этому всерьез, даже если звучит смешно. Хорошо?

Клеймор противился желанию уйти прочь. Ему не нравилось потакать людям, но его поведение отражалось на покупках его книг. Он не мог позволить, чтобы дурковатый отец этого мальчика потом рассказал всему миру, что их проигнорировали.

— Я весь во внимании, — ответил Клеймор. — Спрашивай.

Мальчик выпрямился. Несмотря на то, что он был худым, как щепка, он все же был почти так же высок, как доктор Клеймор.

— Что случится, если кто-то найдет способ остановить смерть?

Клеймор почувствовал, как охладела его кровь, с изменениями в голосе мальчика. Он больше не был нервным. Он был таким же тяжелым и холодным, как камень.

— Это невозможно, — ответил доктор. — Все живое со временем разлагается. Существует определенная точка, в которой мы становимся неспособны функционировать. Это…

— Вы не ответили на вопрос, — прервал его мальчик. — Пожалуйста, поделитесь со мной своим самым честным мнением.


— У меня нет ответа на этот вопрос, — парировал Клеймор. — Я не писатель-фантаст. Я не ставлю перед собой невозможные цели.

Мальчик нахмурился.

— Это плохо. Пап, листок?

Мужчина вытащил кусочек бумаги из кармана и передал его доктору Клеймору.

— Это наша контактная информация, — сказал мальчик. — Если вы что-нибудь надумаете, позвоните мне, хорошо?

Клеймор уставился на него, пытаясь не показать своего замешательства.

— Ты не понял, да? Я не могу ответить на твой вопрос.

Мальчик одарил его тревожным взглядом.

— Пожалуйста, хотя бы попробуйте, доктор Клеймор. В другом случае, я умру.

***

По дороге домой Клеймор поглядывал в зеркало заднего вида. Это было жалко, в самом деле. Мальчик просто пытался расстроить его. Он не мог позволить себе расстраиваться из-за этого.

К тому времени, когда доктор добрался до своего дома, ему показалось, что он уже успокоился по этому поводу. Но он все равно включил систему сигнализации.

Клеймор жил один в доме, который обустроил на собственный лад. Наряду с другими его талантами, он был еще и архитектором, и хотел, чтобы его дом отражал его сущность. Впечатляюще современный, с аккуратными контурами, дом стоял подальше от дороги. Камерами безопасности и решетками на окнах, Клеймор защищал свою личную жизнь, но внутри дом был просто меблированный, тихий и удобный.

Ни жены, ни детей… не было никого, кто бы раздражал его. Не было даже кота. Особенно, кота.

Это был его оазис, одинокий оазис. Пребывание здесь всегда успокаивало его потрепанные нервы.

Да, его красивый дом помог избавиться ему от мыслей о мальчике. Но это было ненадолго, так как он понял, что сидит за столом, читая надпись на бумажке, которую ему дал отец мальчика.

Алебастр К. Торрингтон

Морроу-Лейн 237

518-555-9530

Код 518 мог означать, что они жили в Кизвилле. Клеймор вспомнил, что Морроу-Лейн находится примерно на полпути через весь город.


Был Алебастр Торрингтон мальчиком или отцом? Это было довольно-таки старомодное имя. Вы не часто встретите его, потому что большинство родителей не называют своих детей в честь скал.

Клеймор покачал головой. Ему стоило бы выкинуть несчастную бумажку и забыть об этом. Сцены из романа Стивена Кинга «Страдание» застряли в его голове. Но для этого и нужна сигнализация, уверял он себя, чтобы держать чокнутых фанатов подальше. Если к нему ночью кто-то будет ломиться в дверь, то полиция приедет незамедлительно.

К тому же, Клеймор не был беззащитным. У него была внушительная коллекция огнестрельного оружия, спрятаного в разных местах по всему дому. Проявлять более чрезмерную осторожность было уже некуда.

Он вздохнул, кинув клочок бумаги на стол, где покоились все остальные его обрывки. Это было привычным для него делом — наталкиваться на стольких незнакомых людей. В конце концов, на каждого полу-интеллектуального человека, который купил его книги, находилось, по крайней мере, три других, которые приобрели их, подумав, что это руководства для похудения.

Но, значимым был лишь один факт, что Клеймор сейчас не находился с такими людьми в темном переулке. Он был дома, в безопасности, и лучшего места для этого не найти.

Он улыбнулся своим мыслям, откидываясь на спинку рабочего кресла.

— Да, все верно, не о чем беспокоиться, — сказал он сам себе. — Просто ещё один день в офисе.

Зазвонил телефон, и улыбка Клеймора растаяла.

Что и кому могло понадобиться в такое позднее время? Было уже около одиннадцати. Все разумные люди уже спят или свернулись калачиком, читая хорошую книгу.

Он подумывал не брать трубку, но его телефон не прекращал звонить, что было очень странно, так как его автоответчик включался после четвёртого звонка. В конечном итоге, его победило любопытство.

Он встал с кресла и пошел в свою огромную комнату. Для простоты, он держал только один стационарный телефон в доме. На телефоне высветились имя и номер звонившего: «Мариан Ламия, 518-555-4164».


Ламия... Это была женщина, которая заказала провести недавнее событие.

Он нахмурился и неохотно поднял трубку, присев на диван.

— Да, алло, Клеймор у телефона, — он не пытался скрыть раздражение в своём голосе. Это был его дом, и заставлять его отвечать на телефонный звонок было не лучше, чем вторгаться в его личную жизнь. Он надеялся, что у Ламии была на то хорошая причина.

— Мистер Клеймор! — она произнесла его имя так, будто объявляла, что он выиграл в лотерею. — Привет, привет, привет! Как вы?

— Вы хоть понимаете, который сейчас час, мисс Ламия? — поинтересовался Клеймор самым жестким голосом, на который способен. — Вы хотите сказать мне что-то важное?

— Да. Мне нужно поговорить об этом с вами немедленно!

Он вздохнул. Эта женщина превратила его из слегка раздражённого в неимоверно разъяренного всего за тридцать секунд.

— Ладно, тогда прекратите бессмысленно восклицать в трубку, — прорычал он. — Выкладывайте! Я занятой человек и не люблю, когда меня беспокоят!

На той линии повисло молчание. Клеймор было подумал, что запугал ее. Но, в конце концов, она продолжила уже более холодным голосом:

— Очень хорошо, мистер Клеймор. Нам не обязательно обмениваться любезностями, если это то, чего вы хотите.

Он чуть не расхохотался в трубку. Это звучало так, будто она пыталась его запугать.

— Спасибо, — ответил Клеймор. — Чего именно вы хотите?

— Сегодня вечером вы встретили мальчишку, и он кое-что вам передал, — сказала Ламия. — Я хочу, чтобы вы отдали эту информацию мне.

Он нахмурился. Откуда она знала о мальчике? Следила за ним что ли?

— Мне не нравится то, что вы меня преследуете, но я полагаю, что сейчас это вряд ли имеет значение. Все, что дал мне мальчик… это клочок бумаги с его контактными данными. Мне было бы неудобно отдать это вам, так как я вас едва знаю.

Последовала вторая пауза. Клеймор уже почти положил трубку, когда женщина спросила:

— Верите ли вы в бога, мистер Клеймор?

Он закатил глаза, питая отвращение к этой особе.

— Вы не знаете, когда пора остановиться, не так ли? Я не верю в то, чего не вижу или не чувствую. Так что, если вы спрашиваете меня с точки зрения религии, то нет.

— Какой стыд, — она почти шептала. — Это настолько усложняет мне работу.