refik.in.ua 1

Клеймор бросил трубку. В чем была ее проблема? Она начала беседу, практически говоря: «Привет, я слежу за тобой», а затем попыталась промыть ему мозги. Эта женщина слишком переигрывала свою роль хорошей бабушки.


Телефон зазвонил вновь, высветившейся номер принадлежал Ламии, но у Клеймора абсолютно не было никакого желания поднимать трубку. Все закончилось на том, что доктор просто-напросто отключил телефон.

Завтра, возможно, он подаст заявление в полицию. Было очевидно, что мисс Ламия была невменяемой. На кой черт ей понадобился адрес того мальчишки? Что Ламии было от него нужно?

Клеймор вздрогнул. Он почувствовал в себе странное побуждение предупредить мальчика. Но нет, это была не его проблема. Клеймор просто позволит сумасшедшей выпустить пар, если это то, что ей нужно. Он не собирался становиться под перекрестный огонь.

Тем более, не сегодня ночью. Сегодня ночью Клеймору нужно было хорошенько выспаться.

***

Клеймор знал, что любопытство и азарт могут исказить человеческие мечты. Но это не объясняло его намерений.

Он обнаружил, что находиться в огромной комнате, старой и пыльной. Она выглядела как церковь, которую не мыли около века. Здесь не было освещения, кроме мягкого зелёного мерцания в дальнем углу комнаты. Источник света заграждал мальчик, стоящий в коридоре прямо перед Клеймором. Хотя Клеймор не мог хорошо видеть, он был уверен, что это был тот же ребёнок из аудитории. И что этот мальчишка забыл во сне доктора Клеймора?

У него были осознанные сновидения, в которых он понимал, что видит сон, и мог, в той или иной мере, управлять его содержанием. Клеймор мог проснуться тотчас же, если бы захотел, но он решил пока этого не делать. Ему было любопытно.

— Она снова нашла меня, — сказал мальчик, но эти слова были обращены не к Клеймору. Мальчик стоял к нему спиной, будто бы обращаясь к зеленому мерцанию. — Не знаю, удастся ли мне победить ее на этот раз. Она находит меня по запаху.

Около минуты было тихо. Затем, наконец, в комнате раздался женский голос, такой твердый, что у Клеймора мурашки поползли по спине.

—Ты знаешь, что я не могу помочь тебе, дитя мое — ответила она. — Она моя дочь. Я не могу поднять руку на любого из вас.


Мальчик напрягся, будто был готов начать спорить, но затем успокоился.

— Я, я понимаю, мама.

— Алебастр, ты же знаешь, что я люблю тебя, — сказала она. — Но эту битву ты навлёк на себя сам. Ты принял благословение Кроноса. Ты боролся в его армии под моим именем. Теперь ты просто не можешь прийти к своим врагам и умолять о прощении. Они никогда не помогут тебе. Я договорилась сохранить тебя в безопасности до сих пор, но я не могу вмешиваться в твою битву с ней.

Клеймор нахмурился. Имя «Кронос» относилось к титану, верховному божеству греческой мифологии, сыну неба и земли, а все остальное не имело смысла. Клеймор надеялся получить некое понимание этого сна, но теперь это было похоже на мусор — куча различных мифов и легенд. В общем, это было ничем, кроме как бесполезной фантастикой.

Мальчик, Алебастр, сделал шаг вперед по направлению к мерцающему зеленому свету.

— Кронос не должен был проиграть! Ты сказала мне, что все шансы на победу были у титанов! Что лагерь – полукровок будет уничтожен!

Когда мальчик отошел, Клеймору, наконец, удалось разглядеть женщину, с которой он разговаривал. Она стояла на коленях посреди прохода, ее лицо было поднято, будто обращено в молитве к грязному, запятнанному окну над алтарем. Одежда ее была белой, украшенной серебряными узорами, похожими на руны или алхимические символы. Ее темные волосы едва касались ее плеч.

Несмотря на пыль и грязь, на которой женщина стояла на коленях, она выглядела безупречно. По сути, она сама была источником света. Зелёное мерцание окружало её, словно аура.

Она ответила, не смотря на мальчика.

— Алебастр, я просто сказала тебе наиболее вероятный исход. Я не уверяла тебя, что так оно и будет. Я только хотела, чтобы ты видел варианты и мог подготовиться к тому, что тебя ожидает в будущем.

— Хорошо, — Клеймор наконец-то заговорил. — Достаточно. Эта нелепая история заканчивается сейчас!

Он ожидал, что тут же проснется. Но по каким-то причинам этого не произошло.


Мальчик обернулся и смерил его изумленным взглядом.

— Вы? — он снова обратил свой взор к женщине на коленях. — Что он здесь делает? Смертным не позволяется ступать на территорию дома богов!

— Он здесь, потому что я пригласила его, — ответила женщина. — Тебе нужна была его помощь, не так ли? Я надеялась, что он проявит больше желания, когда поймет суть твоей проблемы…

— Достаточно! — прокричал Клеймор. — Абсурд! Это не настоящее! Это всего лишь сон, и я, как его создатель, требую немедленного пробуждения!

Женщина все еще не смотрела на него, но в ее голосе зазвучали веселые нотки.

— Хорошо, мистер Клеймор, если это то, чего вы хотите…

***

Клеймор открыл глаза. Солнечный свет струился через окна его спальни.

Странно ... Обычно, когда он решал закончить сон, он просыпался сразу же, когда на улице все еще была темная ночь. Почему сейчас было утро?

Ну, во всяком случае, из-за этого сна мальчик показался Клеймору уже менее пугающим. Благословение Кроноса? Дом богов? Алебастр звучал похожим на участника ролевой игры больше, чем на сумасшедшего психа. Титаны? Клеймор боролся с приступами смеха. Сколько ему лет-то, пять?

Клеймор почувствовал облегчение и прилив сил. Пришло время начинать его утреннюю рутину.

Он снял с себя пижаму, принял душ, и одел на себя свой постоянный наряд — в том же стиле, в котором он явился на выступление вчера вечером: брюки, рубашка, вычищенные коричневые туфли. Клеймор был не любителем выряжаться.

Он накинул на себя свой твидовый пиджак и начал собирать вещи.

Ноутбук: взял. Кошелек: на месте. Ключи: тоже взял.

Затем он заколебался. Была еще одна вещь, нужная ему. Это была совсем необязательная мера предосторожности, но она бы успокоила его. Клеймор открыл ящик в столе, выбрал самый маленький пистолет — девять миллиметров — и сунул его в карман куртки.

Прошлой ночью, мальчик по имени Алебастр потряс его до глубины души. Да еще и настолько, что Клеймор провалился в сон, не написав перед этим ни одной страницы. Это было тем, что Клеймор вряд ли мог себе позволить, учитывая то, что крайние сроки написания книги уже дышали ему в спину. Он не мог позволить, чтобы какие-то сумасшедшие фанаты портили его настроение и влияли на его работоспособность. Если это означало, что он должен носить при себе «гарантию безопасности», то так тому и быть.


***

Кофейня «Блэк». Название выбрали какое-то каламбурное, но Клеймор все равно возвращался туда день за днем. Все-таки это была лучшая кофейня в Кизвилле. Тем более, она была одна на весь городок…

Он неплохо знал владельца. Сразу же, как он заходил внутрь, Барли Блэк был первым, кто здоровался с ним, говоря: «Говард! Как у тебя дела? Кофе как обычно?».

Барли был... ну, мощный. Его мускулистое лицо, массивные татуированные руки и постоянный сердитый взгляд могли дать ему свободный доступ к любой байкерской шайке. Его фартук с надписью «поцелуй повара» был единственной вещью, которая позволяла ему выглядеть так, как он должен был выглядеть за стойкой.

— Доброе утро, — ответил Клеймор, садясь за стойкой и вытаскивая свой ноутбук. — Да, «как обычно» подойдёт.

Он был на сорок шестой главе в данный момент, что облегчало ему работу. Больше никаких вопросов к читателям и никаких «поднятых рук» в зале. Если они не поняли смысла сейчас, то никогда не поймут.

Кофе и ежевичное печенье появились перед ним, но Клеймор даже не заметил их. Он был в своём собственном мире: пальцы бегали по клавиатуре, слова и мысли собирались воедино, казалось бы, во что-то непонятное, но Клеймор знал — это было гениально.

Кофе был постепенно выпит. От печенья осталось только несколько крошек. Другие посетители приходили и уходили, но никто из них не обращал внимания на Клеймора. Ничто не имело значения для него, кроме его работы. Она была смыслом всей его жизни.

Но его собственный мир был разбит, когда к нему подсела женщина.

— Клеймор, что за сюрприз! Не ожидала увидеть вас здесь!

Ужасная ненависть накрыла его с головой. Он сохранился и закрыл свой ноутбук.

— Мисс Ламия, если бы я не был таким воспитанным человеком, я бы скинул вас со стула.

Она надулась, сделав щенячьи глазки, которые не были убедительными для женщины её возраста.

— Это не очень приятно, мистер Клеймор, — я просто поздоровалась с вами.


Он уставился на нее.

— Доктор Клеймор.

— Простите, — ответила она нерешительно. — Я постоянно забываю, у меня не очень хорошая память на имена, как вы видите.

—Единственная вещь, о которой я вас прошу, это оставить меня в покое, — сказал он. — Я отказываюсь присоединяться к вашему культу, чем бы он ни был.

— Я просто хочу поговорить, — настаивала она. — Это не о богах. Это о мальчике, Алебастре.

Он посмотрел на неё подозрительно. Откуда она знает его имя? Клеймор не упоминал его в телефонном разговоре прошлой ночью.

Мисс Ламия улыбнулась.

— Я ищу Алебастра уже некоторое время. Я его сестра.

Клеймор рассмеялся.

— Вы не могли придумать ничего получше? Вы даже старше, чем его отец!

— Внешность может быть обманчива.

Её глаза выглядели неестественно яркими и светились зелёным светом, как свет во сне Клеймора.

— Мальчик хорошо спрятался, — продолжила она. — Должна признать, он намного лучше овладел magia occultandi. Я надеялась, что ваша речь сможет разоблачить его, и она смогла. Но перед тем как я схватила его, он умудрился убежать. Дайте мне его адрес, и я оставлю вас в покое.

Клеймор пытался сохранять спокойствие. Она просто была чокнутой, старой женщиной, говорящей бессвязную чепуху. Также magia occultandi... Клеймор знал латынь. Это означало «заклинание сокрытия». Кто, чёрт возьми, была эта женщина, и зачем ей нужен мальчик? Было очевидно, что она собиралась навредить ему.

В то время, пока Клеймор смотрел на неё, он понял ещё кое-что... мисс Ламия не моргала. Он когда-нибудь видел, как она моргает?

— Знаете что? Я устал и меня уже тошнит от этого, — голос Клеймора дрожал назло ему. — Блэк, ты слышал?

Он посмотрел через стойку на Барли. По какой-то причине тот не ответил. Он просто продолжал натирать кофейную кружку.

— О, он не слышит вас, — голос Ламии упал до того же скрипучего шепота, который он слышал прошлой ночью по телефону. — Мы можем контролировать Туман, если захотим. Он даже не подозревает, что я здесь.


— Туман? — спросил Клеймор. — О чем, чёрт возьми, вы говорите? Вы, должно быть, действительно сумасшедшая!

Он резко встал, инстинктивно попятился назад, и положил руки в карманы пиджака.

—Барли, пожалуйста, выкинь эту женщину вон отсюда, пока она окончательно не испортила моё утро!

Барли до сих пор не отвечал. Большой мужчина смотрел сквозь Клеймора, как будто его там и не было.

Ламия самодовольно улыбнулась.

—Знаете, мистер Клеймор, я не думаю, что когда-либо ранее встречала таких высокомерных смертных. Возможно, вам нужны доказательства.

— Вы что не понимаете, мисс Ламия? У меня нет на это времени! Я оставлю вас, и как для...

Закончить свою речь ему не довелось. Ламия встала, её фигура начала мерцать. Её глаза изменились первыми: радужки расширились, пылая тёмно-зелёным, зрачки сузились в змеиные щели. Она протянула руку, и ее пальцы сразу же скрючились и ожесточились, а ногти превратились в ящероподобные когти.

— Я могу убить вас прямо сейчас, мистер Клеймор, — прошептала она.

Но, подождите... Нет, это был не шёпот. Это было что-то напоминающее шипение.

Клеймор вытащил пистолет из кармана и прицелился Ламии в голову. Он не понимал что происходит — какой-то галлюциноген в его кофе, возможно. Но он не мог позволить этой женщине — этой твари — навредить ему.

Эти когти могли быть иллюзией, но она всё ещё готовилась атаковать.

— Вы действительно думаете, что я стал бы вести себя так дерзко с больным на голову, если бы не приготовился защищаться? — спросил он.

Она прорычала и сделала шаг навстречу, поднимая свои когти. Клеймор никогда не стрелял в кого-то до этого, но его инстинкты взяли верх. Он спустил курок. Ламия пошатнулась, шипя.

— Жизнь – хрупкая штука, — сказал он. — Возможно, вам следует почитать мои книги! Я просто защищаю себя!

Она опять рассмеялась.

Клеймор ещё два раза выстрелил ей в голову, и она рухнула на пол. Он ожидал, что будет больше крови... но это не имело значения.


—Ты… ты видел это, Барли, правда? — он спросил.

— Это не поможет!

Он обернулся к Блэку, и нахмурился. Барли всё ещё читстил кофейную кружку.

Он никаким образом не мог слышать выстрелы. Как это было возможно? Как?

И потом ещё кое-что невозможное случилось. Труп, до этого лежащий на полу, начал двигаться.

— Надеюсь, сейчас вы понимаете, мистер Клеймор, — Ламия поднялась с пола и посмотрела на него единственным оставшимся змеиным глазом.

Вся левая часть её лица была разорвана, но там где должна была быть кровь и кость, виднелся густой слой чёрного песка. Это выглядело так, будто Клеймор только что уничтожил часть песочного замка... и даже эта часть медленно восстанавливалась.

— Нападая на меня со своим смертным оружием, — прошипела она. — Ты объявляешь войну ребёнку Гекаты! И она много будет тебе стоить!

Это... это был не сон, возможно, действие лекарств или что-то в этом роде. Это было невозможно... Как это могло быть настоящим? Как она до сих пор жива?

«Сосредоточься! — сказал Клеймор себе. — Очевидно, что это возможно, раз это только что случилось».

Так что, будучи логичным человеком, Клеймор сделал очень логичную вещь: он сжал в руках пистолет и побежал. Последний раз он видел колесный зажим много лет тому назад, когда водил арендованный автомобиль, и припарковался на Манхэттене в том месте, где парковка была запрещена. И теперь… очень кстати, еще один такой зажим красовался на колесе его машины. Клеймор понял, что уехать больше не было вариантом.

Ламия приближалась. Она выползла из кафе, её левый глаз медленно восстанавливался, и она гневно прожигала Клеймора своим взглядом.

Рядом с ним проехала машина, и он замахал руками, пытаясь остановить ее, но как это случилось и с Блэком, водитель, кажется, не заметил его.

— Ты что, не понимаешь? — зашипела Ламия. — Твои смертные собратья не видят тебя! Ты в моём мире!

Клеймор не спорил. Он принял её объяснения.


Она, отыгрываясь, заковыляла к нему навстречу. Ламия сейчас больше была похожа на кошку, играющую со своей добычей, нежели на змею.

Не было никакого способа победить её, в любом случае. У него осталось только пять пуль. Он предположил, что если три пули в голову не остановили её, то ничего кроме ручной гранаты ему не поможет.

У него было только одно преимущество. Клеймора даже с натяжкой нельзя было назвать атлетом, но Ламия выглядела так, будто бы ей было трудно дойти даже от дивана к холодильнику. Он мог побежать, и ему это бы удалось легче, независимо от того, каким бы монстром она не была.

Она была уже на расстоянии десяти футов от него. Клеймор дерзко улыбнулся ей, потом повернулся и рванул вниз по главной улице. Здесь, в центре города, было только около дюжины магазинов, и улица была слишком свободной. Он мог бы свернуть на второе авеню и, возможно, оставить ее позади в одном из переулков. Доктор вернулся бы домой, включил охрану и связался бы с полицией. Так как он был здесь, он мог бы...

— Incantare: Gelu Semita! — послышался голос Ламии позади него.

Это была латынь... заклинание. Она произнесла что-то вроде заклинания.