refik.in.ua 1 2 ... 23 24

Кассандра Клэр


Город стекла

Сумеречные охотники — 3




OCR: Индиль; Spellcheck: Санна

Кассандра Клэр «Город стекла»: РИПОЛ классик, Москва, 2011

Оригинальное название: Cassandra Clare «City Of Glass», 2009

ISBN: 978-5-386-03197-8

Перевод: Н. Абдуллина
Аннотация
Клэри вслед за семейством Лайтвудов и Джейсом оказывается в Аликанте, столице Идриса, где хранится последнее орудие - Зеркало смерти, - за которым охотится Валентин. Обретет мир только тот, в чьих руках окажется это Зеркало.

В борьбе с Валентином нефилимы объединятся с оборотнями и прочей нежитью, а Клэри из рук ангела Итуриэля получит новую руну, но что она означает, девушка узнает только после решающей битвы. Все тайны и все загадки будут разгаданы, но главное - какое будущее уготовано Джейсу и Клэри? - узнает тот, кто перевернет последнюю страницу трилогии.
Кассандра Клэр

Город стекла
Моей матери
Я считаю каждый час во всем его блеске
Долог путь, безмерно тяжек,

От Преисподней к свету.

Д. Мильтон, «Потерянный рай»1
Часть 1

Взлетают искры
...Но человек рожден для страданий,

как искры, чтобы устремляться вверх.

Иов, 5:7
Глава 1

Портал
Вернулось тепло, и вновь ярко светило солнце. Не то что на прошлой неделе.

Клэри бежала к дому Люка по пыльной дорожке. Чтобы волосы не лезли в глаза, девушка натянула капюшон. Погода, может, и прояснилась, но с Ист-Ривер по-прежнему задувал злой ветер: пахло химией, асфальтом и бензином из Бруклина, а еще — жженым сахаром с заброшенной фабрики.

Саймон дожидался на крыльце, сидя в продавленном дырявом кресле. Он пристроил на коленях карманную «Нинтендо» и сосредоточенно водил стилусом по нижнему экрану.


— Есть! — сказал он, когда Клэри поднялась по ступенькам. — Я чемпион по «Гонкам Марио».

Клэри откинула капюшон и, поправив челку, достала из кармана ключи:

— Ты где пропадал? Я тебе все утро звонила.

Саймон спрятал сверкающую коробочку игровой консоли в «почтальонскую» сумку:

— У Эрика. Мы репетировали.

— Репетировали? — нахмурилась Клэри и даже перестала возиться с замком. — Так ты...

— Все еще в группе? Ну да, а что? — Обойдя Клэри, Саймон предложил: — Давай помогу.

Уверенно, без лишней суеты он провернул ключ в ржавом замке, и механизм, щелкнув, поддался. Саймон случайно коснулся руки Клэри. Девушка вздрогнула: кожа вампира была холодна, как уличный воздух. При Саймоне Клэри по-прежнему становилось неловко, ведь они всего неделю как расстались.

— Спасибо, — буркнула девушка, забрав ключи и не глядя на друга.

В гостиной было жарко. Повесив куртку на крючок в прихожей, Клэри прошла в спальню; Саймон, к ее неудовольствию, плелся следом.

На кровати лежал чемодан, раскрытый, будто устрица. Повсюду валялись одежда и художественные принадлежности.

— Я думал, ты в Идрис всего на пару дней собираешься, — заметил Саймон, рассматривая беспорядок с легким оттенком неприязни во взгляде.

— Так и есть. Просто я не знаю, что взять: вдруг мне запретят носить брюки? Ни платьев, ни юбок у меня почти нет.

— Почему это тебе запретят носить брюки? Ты в другую страну отправляешься, а не в другой век.

— Нефилимы на вид старомодные. Изабель всегда в платьях ходит... — выпалила Клэри и тяжело вздохнула. — Ладно, проехали. Я из-за мамы расстроена, вот и загоняюсь насчет гардероба. Давай о другом поговорим. Как репетиция? Название группе подыскали?

— Все отлично. — Саймон уселся на стол. — Думали над слоганом. Хочется чего-нибудь с игрой слов, типа: «Наш рок не отпустит».

— Ты признался Эрику и остальным?..

— Что я вампир? Нет. В подобном, знаешь ли, не так-то легко признаться.

— Наверное, ты прав, но они — твои друзья. Им можно открыться. Тем более, узнав, что ты вампир, они станут почитать тебя. Ну, как рок-н-ролльного бога, вроде того вампира, Лестера.

— Лестат, — поправил ее Саймон. — Вампира звали Лестат2. И вообще, он выдуманный. Ты, между прочим, тоже не особо торопишься рассказывать друзьям, что ты нефилим.

— Каким еще друзьям? Ты — мой друг. — Клэри навзничь упала на кровать. — И тебе я открылась.

— Выбора не было. — Склонив голову набок, Саймон посмотрел на Клэри. В свете ночника его глаза приобрели серебристый оттенок. — Я буду скучать по тебе.

— И я по тебе буду скучать, — призналась Клэри.

Предвкушая путешествие в Идрис, Клэри больше ни о чем другом думать не могла. От возбуждения по телу забегали мурашки.

«В Идрис! — ликовала Клэри. — На родину нефилимов, в Город Стекла. Спасать маму... И рядом будет Джейс».

Глаза Саймона заблестели. Вампир как будто прочел ее мысли.

— Напомни, — попросил он тихим голосом, — зачем тебе в Идрис? Разве Люк и Мадлен без тебя не управятся?

— Маму погрузило в сон заклинание одного мага, Рагнора Фелла. Мадлен говорит, надо найти Фелла и уговорить его снять заклятие. Понимаешь, колдун с Мадлен не знаком, а мне он поверит, потому что знал маму... Я ведь на нее очень похожа. Люку со мной нельзя: в Идрис-то его пустят, но в Аликанте без разрешения Конклава — нет. Конклав разрешения Люку не даст. И пожалуйста, не говори с ним об этом. Он и так не хотел отпускать меня. Хорошо, что Люк давно знает Мадлен, иначе точно не отпустил бы.

— В Идрис идут Лайтвуды. И Джейс. Они помогут. В смысле, Джейс ведь обещал тебе помочь? Он не против твоего присутствия?

— Конечно, он поможет! И с чего бы ему быть против? — ответила Клэри.

Она прекрасно знала, что это неправда.

От Мадлен Клэри прямиком побежала в Институт, к Джейсу. Когда-то она рассказала о секрете матери именно ему, не Люку. Как ни странно, теперь, во время разговора, Джейс стал бледнеть, будто Клэри не план спасения излагала, а с жестокой неспешностью тянула из брата кровь.


— Никуда ты не пойдешь. Если придется, я свяжу тебя, повалю на пол и сяду сверху. Не пушу в Идрис! — произнес он хлестко, будто по лицу ударил.

Ничего себе! Клэри бежала к нему со всех ног, а он... Стоит на пороге, смотрит как на безумную и побледнел, что твоя смерть.

— Вы же идете.

— Да, идем. Так надо. Конклав созвал всех активных членов на общий Совет. Голосовать насчет Валентина. И раз уж мы последние, кто имел с ним дело...

— Так почему мне нельзя с вами?! — возмутилась Клэри.

Джейс еще больше разозлился от такой прямоты:

— Для тебя там слишком опасно.

— А здесь спокойнее, да?! Меня за последний месяц раз десять чуть не убили. В Нью-Йорке!

— В городе были два Орудия смерти, и Валентин стремился их заполучить, — процедил Джейс. — Теперь он обратил свой взор на Идрис, все знают...

— Насчет Идриса мы совершенно уверены, — сказала Мариза Лайтвуд, стоявшая до того в тени. В ярком свете на лице у нее отчетливо проступили следы жуткой усталости. Во время последней битвы Роберта Лайтвуда ранил демон, отравил ядом, и теперь Маризе приходится постоянно ухаживать за мужем. Один бог знает, скольких трудов ей это стоит. — А еще Конклав пожелает встречи с Клариссой. И тебе, Джейс, о его намерении известно.

— Шел бы этот Конклав...

— Джейс! — неожиданно по-матерински одернула его Мариза. — Следи за речью.

— Конклав много чего хочет, — поправился Джейс. — Только мы не обязаны ему потакать.

Мариза словно читала мысли Джейса, и эти мысли ей очень не нравились.

— Конклав редко ошибается. С их стороны логично требовать встречи с Клэри — после всех испытаний! Ей есть что рассказать...

— Я буду говорить за нее. Отвечу на любые вопросы, — настаивал Джейс.

Вздохнув, Мариза обратила взор голубых глаз на Клэри:

— А ты и сама в Идрис хочешь, я верно поняла?

— Всего на пару дней. Ничего со мной не случится, — взмолилась Клэри, стараясь не замечать, как испепеляюще смотрит на Маризу Джейс. — Клянусь.


— Дело не в опасностях. Дело в том, согласишься ли ты на встречу с Конклавом. Они хотят поговорить с тобой. Если откажешь, нам не разрешат провести тебя в Идрис.

— Нет... — начал было Джейс, но Клэри ответила:

— Согласна!

По спине пробежался холодок. Из всего Конклава ей была знакома лишь Инквизитор, да и с ней-то лишний раз общаться не радовало.

— Решено, — подвела итог Мариза, массируя виски. Ее голос дрожал перетянутой скрипичной струной. — Джейс, проводи Клэри на выход, а потом я жду тебя в библиотеке. Надо поговорить.

После этих слов Мариза растворилась в темноте, ни слова не сказав на прощание. Клэри будто окатили ледяной водой. Дети Маризы — Алек и Изабель — восхищались матерью, которую и сама Клэри считала человеком хорошим. Вот только теплоты ей недостает.

— Полюбуйся, что ты натворила. — Брат недовольно сомкнул губы.

— Мне надо в Идрис, как ты не поймешь! — ответила Клэри. — Ради матери.

— Мариза чересчур доверяет Конклаву. Думает, они непогрешимы, а я не смею разубедить ее, потому что... — Он осекся.

— Так действовал бы Валентин? — подсказала Клэри.

Вопреки ожиданиям, Джейс не взорвался гневом.

— Непогрешимых не бывает... — скованно произнес он, потом вызвал лифт и закончил фразу: — Даже в рядах Конклава.

Скрестив руки на груди, Клэри спросила:

— Ты поэтому не хочешь меня отпускать? Думаешь, я в опасности?

— А что, есть еще причины не пускать тебя в Идрис? — удивился Джейс.

Клэри тяжело сглотнула:

— Ты... — Фразу она не закончила, договорив про себя: «Ты сказал, что больше не любишь меня, а я, представь, все еще люблю тебя. Глупо, да, но ты сам прекрасно все понимаешь».

Тем временем Джейс подсказал:

— Не хочу всюду таскать за собой младшую сестренку? — В его голосе прозвучала насмешка... и что-то еще.

Грохоча, прибыл лифт. Войдя в кабину, девушка обернулась:


— Я хочу в Идрис не из-за тебя. Ради матери. Нашей матери. Надо ей помочь. Очень надо, как ты не поймешь?! Без меня мама никогда не проснется. Хоть притворись, что тебе есть до нее дело.

Джейс положил ей руки на плечи, коснувшись походу шеи, и от этого девушка совершенно не к месту затрепетала. Против воли она заметила синяки под глазами у Джейса, запавшие щеки. Привычный черный свитер и темные ресницы только четче их выделяли; с Джейса можно было писать портрет в черно-белых тонах, добавив мазки золотым — на месте глаз, для контраста...

— Лучше пойти мне, — настоял Джейс. — Я помогу матери. Скажи, куда идти и что спрашивать. Достану все нужное.

— Мадлен предупредила мага, что придет дочь Джослин. Не сын.

— Так передай, — стиснул Джейс ее плечи, — что в планах изменения. Пойду я, а не ты. Никак не ты.

— Джейс...

— Я все сделаю. Все, что пожелаешь. Только останься дома.

— Не могу.

Джейс попятился, будто его толкнули:

— Почему?

— Потому что Джослин — моя мать.

— И моя тоже, — холодно возразил парень. — Почему Мадлен не поручила задание нам обоим? Отчего посылает одну тебя?

— Сам знаешь.

— Да, — еще холоднее заговорил Джейс. — Для Мадлен ты навсегда останешься дочерью Джослин, а я — сыном Валентина.

Юноша захлопнул решетчатую дверь лифта, словно возводя между собой и Клэри преграду. Узорчатая ширма разбила его лицо на множество металлических ромбов, и сквозь один из них сверкал яростным блеском золотой глаз.

— Джейс... — позвала Клэри, но лифт с грохотом и скрежетом понес ее вниз, в темноту собора.
* * *
— Земля вызывает Клэри. — Саймон помахал у нее рукой перед носом. — Уснула?

— А? Что? Прости... — встряхнула головой Клэри.

С Джейсом она больше не разговаривала, да он и не брал трубку. Пришлось составлять план похода в Идрис с Лайтвудами при неохотном посредничестве несчастного Алека, разрывавшегося между Джейсом и матерью.


— Ты что-то говорил? — переспросила Клэри.

— Да. По-моему, вернулся Люк, — сказал Саймон и соскочил на пол. В этот момент открылась дверь в спальню. — А вот, собственно, и он.

— Привет, Саймон, — поздоровался Люк спокойным или, скорее, усталым голосом. На оборотне были поношенная джинсовка, фланелевая рубашка и заправленные в ботинки вельветовые штаны, видавшие лучшие годы. Очки Люк сдвинул на лоб, зарыв их в каштановые волосы, в которых с прошлого раза прибавилось седины. Люк принес с собой квадратный сверток, перетянутый зеленой лентой, и вручил его Клэри со словами: — Тебе на дорожку.

— Ой, спасибо! Но зачем?.. Ты и так столько всего...

Люк накупил ей одежды взамен утраченной, подарил новый телефон, набор художника... Почти все, что сейчас было у Клэри, она получила заботами Люка.

«Ему ведь и идея этого путешествия совсем не нравится», — мысленно подметила девушка.

— Увидел это и вспомнил о тебе, — оправдывался Люк.

Вскрыв коробку и развернув слои оберточной бумаги, Клэри нащупала нечто мягкое, словно мех котенка. Тихо охнув, вытащила бархатный плащ бутылочно-зеленого цвета. Старомодный, подкладка из золотистого шелка, медные пуговицы и широкий капюшон. Разложив обновку на коленях, Клэри любовно провела по ней пальцами:

— Как будто из гардероба Изабель. Настоящий походный плащ нефилима!

— Точно, — ответил Люк. — Теперь, когда попадешь в Идрис, будешь совсем как своя.

— Маскируешь меня под нефилима?

— Клэри, — грустно улыбнулся Люк, — ты и есть нефилим. Но ты знаешь, как Сумеречные охотники относятся к чужакам. Если можно хоть немного сгладить различия...

Тут напомнил о себе Саймон — вампир издал какой-то странный звук, и Клэри виновато обернулась. Совсем о друге забыла!

— Ну, мне пора, — глянув на часы, сказал Саймон.

— Ты же только пришел, — возразила Клэри. — Я думала, оттянемся вместе. Кино посмотрим или еще что...


— Пакуй вещи, — напомнил Саймон с улыбкой, яркой, как солнышко после дождя. Будто и правда не обижается. — Зайду позже, попрощаться.

— Брось, — протянула Клэри. — Оставайся.

— Не могу, — решительно отказал Саймон. — С Майей встречаюсь.

— Вот как? Ну... здорово, — ответила Клэри. И правда, Майя хорошая, умная, красивая. И еще она оборотень. Оборотень, влюбленный в Саймона. Может, так и должно быть? Саймон — нежить, и встречаться ему стоит с нежитью. Нечего водиться с Сумеречными охотниками. — Тогда тебе лучше идти.

— Ага, — согласился Саймон. В его темных глазах Клэри не сумела прочесть ничего, хотя раньше и получалось. Интересно, почему это? Побочный эффект вампиризма? — Пока, — сказал Саймон и наклонился, готовясь поцеловать Клэри в щеку. Даже убрал к уху волосы... и отстранился. По его лицу Клэри тоже не сумела ничего понять.

Она удивленно нахмурилась. Саймон прошел мимо Люка, в коридор... Хлопнула парадная дверь.

— Да что с ним? — воскликнула девушка, прижимая к себе бархатный плащ, словно ища в наряде утешение. — Он из-за вампиризма такой странный?

— Вряд ли, — насмешливо ответил Люк. — Став нежитью, отношения к миру — да и к знакомым — не изменяешь. Дай Саймону время. В конце концов, ты порвала с ним.

— Это он порвал со мной.

— Ты его не любила. Положение незавидное, но Саймон справляется с достоинством. Другой парень на его месте разобиделся бы или ночевал у тебя под окном с бумбоксом в обнимку.

— Бумбоксы устарели. Еще в прошлом веке. — Поднявшись с кровати, Клэри надела плащ и застегнулась под самое горло. До чего же приятно ощутить мягкие объятия бархата. — Просто хочется, чтобы Саймон вел себя как раньше — нормально.

Посмотревшись в зеркало, Клэри осталась довольна. Зеленый выгодно подчеркивал рыжий цвет волос и оттенок глаз.

— Что скажешь? — обернулась она к Люку.

Спрятав руки в карманы, Люк оперся плечом о косяк. По его лицу пробежала смутная тень.


— Твоя мама носила такой же.

Клэри впилась ногтями в манжеты плаща. Люк говорит о Джослин с такой грустью, что хочется плакать.

— Мы сегодня успеем в больницу? Скажу маме, что отправляюсь в Идрис. Спасать ее...

— Да, в больницу заглянем, — кивнул Люк. — И вот еще что...

— Что?

Смотреть на Люка совсем не хотелось, но, к облегчению Клэри, печаль ушла с его лица. Оборотень улыбался.

— Нормальным быть не так уж и здорово.
* * *
Глянув в записку, Саймон прикрыл глаза от полуденного солнца и посмотрел на собор. Институт гранитной глыбой высился на фоне синего неба: стрельчатые арки и окна, высокая каменная изгородь; горгульи свисают с карнизов и как бы дразнят — входи, мол, если осмелишься. Первый раз Саймон увидел на месте собора одни лишь руины, однако на нежить маскировочные чары не действуют.

«Тебе здесь не место!»

Слова прозвучали резко и едко. Но откуда? Из уст горгулий? Родились прямиком в голове?

«Это — церковь, а ты проклят!»

— Цыц, — неуверенно пробормотал вампир. — Плевать мне на церкви. Я вообще еврей.

В каменной стене имелись кованые ворота. Саймон потянулся к калитке, ожидая, что кожа вспыхнет болью. Хм... нет, все хорошо. Видимо, ворота сочли святыней и заклятий накладывать не стали. Саймон отворил калитку и вошел. На полпути от входа рядом послышались знакомые голоса.

Или не совсем рядом?.. Юный вампир успел позабыть, насколько обострились его слух и зрение. Говорящие как будто стоят за спиной... Обойдя Институт, Саймон заметил: люди довольно-таки далеко, на противоположной стороне участка. Высокая трава почти скрывала ветвистые тропинки, обегавшие клумбы роз. Саймон даже заметил каменную скамейку, увитую ползучим растением. Да, некогда здесь и правда стояла церковь — пока ее не заняли Сумеречные охотники.

Первым Саймон увидел Магнуса: тот привалился к замшелой каменной стене, одетый в белую футболку с аляповатым цветастым узором и в радужные кожаные штаны. Эдакая парниковая орхидея в окружении затянутых в черное нефилимов: Алека, бледного и неспокойного; Изабель, чьи черные косы были перехвачены серебристыми лентами. Рядом стоял мальчик — наверное, Макс, — и еще их мать, суховатая, взрослая копия дочери. Последней Саймон заметил незнакомую женщину. Из-за седины он принял ее за старуху, но стоило ей повернуться и заговорить с Маризой, как стало понятно: «старухе» лет тридцать — сорок, не больше.


Поодаль ото всех, будто чужой, стоял Джейс, тоже весь в черном. Саймон, одетый в черное, выглядел как покойник, хоть в гроб клади. Джейс в черном выглядел угрожающе. И волосы его казались еще светлее.

Саймон невольно ссутулился. Как простить Джейса? Не держать обиду, когда на сердце по-прежнему больно? Одна надежда на время и милосердную память.

Странно, весьма необычно видеть такое сборище нефилимов. Джейс ощутил присутствие нежити и обернулся. При виде тонкого белого шрама у него на шее, Саймон ощутил, как обида преобразуется в нечто иное.

Коротко кивнув вампиру, Джейс обратился к Маризе.

— Я сейчас, отойду ненадолго, — сказал он таким гоном, каким Саймон ни за что не обратился бы к собственной матери. Джейс говорил не как ребенок с родителем, а как взрослый со взрослым.

В знак разрешения Мариза лишь отмахнулась.

— Так долго? — говорила она с Магнусом. — Это ненормально!

— Большая скидка, вот что не есть нормально, — ответил Магнус и ударил по стене каблуком. — Обычно я беру вдвое больше.

— Но это всего лишь временный портал в Идрис! Портал в один конец — мы войдем, и ты закроешь проход. Такова суть договора. — Мариза обратилась к седовласой женщине: — Ты, Мадлен, останешься и проследишь, чтобы Магнус свою часть соглашения выполнил.

Мадлен? Так вот она какая, подруга Джослин. Впрочем, Саймон разглядеть ее как следует не успел — Джейс схватил его за руку и увел подальше, туда, где трава выросла еще гуще и выше, а стебли вьюнка по-змеиному оплетали тропинку.

Заведя вампира за высокий дуб, Джейс быстро огляделся:

— Здесь безопасно. Можем поговорить.

Определенно, здесь было тише: громада Института заглушала идущий с Йорк-авеню шум дорожного движения.

— Это ты меня вызвал, — заговорил Саймон. — Прилепил записку на окно. Не мог по телефону позвонить, как все нормальные люди?

— Если можно, вампир, я телефоном не пользуюсь, — парировал Джейс, пристально глядя на Саймона, будто в раскрытую книгу, со смесью удивления и, кажется, разочарования. — Так значит, правда, ты живешь при свете дня? Даже полуденное солнце тебе не страшно?


— Не страшно, — ответил Саймон. — Сам знаешь, ты был там с нами.

Где это «там», вампир объяснять не стал, потому что Джейс не хуже него помнил и реку, и грузовик, и восходящее солнце. Помнил, как закричала Клэри.

— Ну, не знаю, не знаю. Вдруг ты утратил свои аномальные способности? — предположил Джейс, хотя в виду имел совершенно другое.

— Если мне резко захочется воспламениться, я тебя предупрежу, — ответил Саймон, который и без того недолюбливал Джейса. — Ты меня только за тем и вытащил на окраину, чтобы полюбоваться, как на микроба в чашке Петри? В следующий раз пришлю тебе фотку.

— Вставлю ее в рамку и буду хранить у кровати, — неуклюже съязвил Джейс. — Послушай, вампир, есть дело. Противно признавать, но у нас с тобой имеется кое-что общее.

— Неужели наши шикарные прически? — так же неискренне сострил Саймон. Глядя на Джейса, он потихоньку начинал нервничать.

— Клэри, — объяснил наконец нефилим, обезоружив Саймона.

— Клэри?!

— Клэри, — повторил Джейс. — Ну, знаешь, такая невысокая, рыжая, плохо воспитанная.

— При чем здесь она? — спросил Саймон, хотя отлично понимал при чем. Просто не хотелось заводить с Джейсом разговоров о чувствах. Разве по лицу не прочесть?

Видимо, нет.

— Она обоим нам дорога, — сдержанно произнес Джейс, в упор глядя на Саймона. — Для нас обоих Клэри важна. Я прав?

— Хочешь убедиться, дорога ли она мне?

«Дорога» — слабо сказано. А вдруг Джейс прикалывается? Слишком жестоко даже для него. Или смеется? У самого-то с Клэри не получилось. Саймон надеялся, что Клэри и Джейс еще признают друг в друге родственников. Надеялся на братскую любовь между ними.

Заглянув Джейсу в глаза, он почувствовал, как надежда тает. Во взгляде нефилима не было и следа братской любви. Не было в них и намека на издевательство. Зато ярко виделось страдание, и Джейс это понимал.

— Не обманывайся. Мне противно спрашивать тебя о Клэри, — резко проговорил он. — Я хочу понять, на что ты ради нее готов. Сумеешь ли соврать?


— Соврать? В чем вообще дело? — Только сейчас вампир сообразил, почему сборище Сумеречных охотников ему не понравилось. — А-а... ясно. Клэри думает, что вы перейдете в Идрис ночью, а вы уходите немедленно.

— Именно. Скажешь Лайтвудам: мол, тебя прислала Клэри — передать отказ от путешествия. Скажешь, что Клэри передумала. — Голос Джейса прозвучал предельно странно и непривычно. Почему? Джейс просит Саймона! Умоляет! — Нефилимы поверят тебе. Вы с Клэри очень... очень близки.

Саймон покачал головой:

— Ну нет. Ты говоришь об одолжении Клэри, но просишь об одолжении себе самому. — Саймон развернулся, готовый бежать. — Не пойдет.

Схватив вампира за руку, Джейс развернул его к себе:

— Я за Клэри прошу. Хочу защитить ее. Ради Клэри, выслушай меня.

Саймон выразительно посмотрел себе на руку в том месте, где в нее вцепился Джейс.

— Как я могу защитить Клэри, если ты даже не говоришь, отчего ее надо спасать?

— Просто поверь мне, — не разжимая хватки, ответил Джейс.

— Видишь ли, ей очень хочется в Идрис. Должна быть чертовски уважительная причина, по которой я не пущу туда Клэри.

Джейс медленно выдохнул и нехотя отпустил вампира.

— Все из-за происшествия на корабле, — сказал он севшим голосом. — Клэри применила новую руну, открывающий знак. Что получилось, ты сам видел.

— Клэри потопила корабль. Спасла нам жизни.

— Говори тише, — предупредил Джейс, тревожно озираясь по сторонам.

— Хочешь сказать, есть еще свидетели? — недоверчиво спросил Саймон.

— О корабле знаем я, Люк и Магнус. Всё.

— Остальные думают, что судно само развалилось?

— Я объяснил, что Валентин ошибся в Ритуале обращения.

— Ты солгал Конклаву?! — Саймон не знал, восхититься или поддаться испугу.

— Да. Изабель и Алек знают, что Клэри умеет творить новые руны. Мне не удастся скрыть эту ее способность от Конклава и нового Инквизитора. А если Конклав проведает, что в руках Клэри обычные руны обретают невероятную разрушительную силу, ее станут использовать в качестве бойца, оружия. Клэри не готова: ее воспитали иначе... Что? — осекся Джейс.


Саймон покачал головой.

— Ты же нефилим, — тихо произнес он. — Ты должен стараться во благо Конклава! Пусть даже придется использовать Клэри...

— Хочешь отправить ее в битву? На войну с Валентином и его полчищами?

— Нет, не хочу. Только я не Лайтвуд. Меня не спросят, кто встанет в передних рядах: Клэри или моя семья.

— Не в том дело, — медленно наливаясь густой краской, проговорил Джейс. — Если бы Клэри и правда была полезной Конклаву, я бы не стал спорить. В бою от нее толку мало.

— Ты никогда не отдашь Клэри Конклаву, даже будь она чрезвычайно им полезна.

— Ты к чему ведешь, вампир?

— К тому, что она твоя, и только твоя.

— Значит, не поможешь? — побледнев, спросил Джейс. — И Клэри помогать не станешь?

Саймон погрузился в раздумье. Внезапно тишину нарушил вопль, страшный и отчаянный. Еще страшнее было то, как резко он прервался.

— Что это? — завертелся на месте Джейс.

Вслед за первым воплем прозвучали другие. За ними раздалось лязганье, от которого у Саймона засвербело в ушах.

— Что-то... что-то случилось, — забормотал вампир.

Джейс сорвался с места, побежал к саду, перепрыгивая через корни. Саймон, поборов неуверенность, припустил следом. Он и забыл, как быстро теперь умеет бегать. Саймон догнал Джейса возле угла церкви, и вместе они ворвались в сад...

...Где разразился хаос. Повсюду расплылся густой туман, пахло озоном и чем-то еще, неприятным и сладковатым. В прорехи меж клочьев дымки виднелись смутные силуэты. Вот Изабель, тряхнув косами, ударила плетью, словно золотой молнией. Она отбивалась от крупного монстра. Демон? Быть не может, день в самом разгаре. Спотыкаясь, вампир прошел чуть вперед и заметил, что бьется Изабель с человекообразным созданием. Впрочем, горбатое и скрюченное, на человека оно походило мало. Только слепо размахивало толстой дубиной.

Всего в нескольких шагах сквозь брешь в каменной изгороди виднелась Йорк-авеню — безмятежная река машин под чистым голубым небом.


— Отреченные, — прошептал Джейс, доставая сияющий клинок серафимов. — Их десятки. — Позабыв меру, он грубо отпихнул Саймона в сторону: — Оставайся тут, понял? Не лезь.

Нефилим метнулся в бой.

Саймон будто взирал на сад сквозь матовое стекло, не в силах понять, что же происходит по ту сторону. Изабель пропала, зато появился Алек — окровавленной рукой он рассек грудь отреченному, и монстр, корчась, упал. За спиной у нефилима возник еще один, но Джейс был тут как тут: подпрыгнул и со страшной силой обрушил клинки на шею чудовищу. Голова покатилась по земле, брызнул фонтан черной крови. От ее горького ядовитого запаха у Саймона скрутило живот.

Сумеречные охотники перекрикивались, тогда как отреченные сражались молча. Внезапно дымка стала рассеиваться. У стены монастыря, дико сверкая глазами и вскинув руки, стоял Магнус. Между ладоней у мага потрескивали синие молнии. В стене перед ним открывалась черная дыра: не просто отверстие, пустое и абсолютно черное, а подобие зеркала, заключившее в себе вихрь темного пламени.

— В портал! — воскликнул Магнус. — Отступайте к порталу!

Дальше все происходило очень быстро. Мариза Лайтвуд вынесла из тумана Макса, обернулась, крикнула что-то через плечо и шагнула в портал. Следом Алек потащил к проходу Изабель; ее плеть волочилась по траве, оставляя кровавый след. И только Алек подтолкнул сестру к магическим вратам, как у него за спиной возникло чудовище — отреченный с обоюдоострым ножом.

Скинув оцепенение, Саймон побежал. Окликнул на ходу Изабель и тут же споткнулся, полетел кубарем. Умей вампир дышать — сбил бы пульс от падения. Поднявшись, он глянул под ноги и увидел труп женщины с перерезанным горлом: мертвые голубые глаза, окропленные кровью седины.

Мадлен.

— Шевелись, Саймон! — крикнул Джейс. Он несся к вампиру, сжимая в руках окровавленные клинки.

Саймон обернулся: над ним навис отреченный, тот самый, что преследовал Изабель. Изрезанная шрамами морда расплылась в широком оскале.

Даже нечеловеческие рефлексы и скорость не спасли вампира. Клинок вонзился в его неживую плоть. Боль разлилась по всему телу, и наступила тьма.


следующая страница >>