refik.in.ua 1 2 ... 63 64





_______________________________________________________________________________________





_______________________________________________________________________________________


В июне 1876 года лейтенант Джеймс Брэдли вел подразделение скаутов Кроу1 вверх по долине реки Бигхорн. В своем журнале он записал, что ранним утром в понедельник 26 июня они увидели следы четырех индейских пони2. Решив, что всадниками, судя по всему, были Сиу, скауты проследили эти следы до реки и нашли одного из этих пони наряду с некоторыми элементами снаряжения, которые, очевидно, были выброшены. Брэдли осмотрел это снаряжение и с удивлением обнаружил, что оно принадлежало разведчикам Кроу из его собственной команды, которые несколько дней назад были прикомандированы к полку генерала Кастера.

Все еще будучи в замешательстве, Брэдли увидел трех всадников на противоположной стороне реки. Они находились на расстоянии двух миль3 и, казалось, наблюдали. Лейтенант приказал своим скаутам подать одеялами сигналы о дружественных намерениях, что они и сделали, но долгое время ответа не было. Затем на отдалении был разведен костер, послания были переданы дымовыми сигналами, и это убедило всадников приблизиться.

Эти всадники и в самом деле оказались скаутами Кроу: Волосатым Мокасином, Идет Вперед, Белым Человеком Гонит Его. Они не стали переправляться через реку, но были готовы говорить.

Брэдли не хотел верить в рассказанную ими историю, однако, у него было ощущение, что это правда. В своем дневнике он отметил, что мог лишь надеяться на то, “ что рассказ трех перепуганных беглецов с рокового поля о катастрофе несколько преувеличен”.

Новости глубоко потрясли его собственных скаутов. Один за другим Кроу отходили в сторону, в одиночестве садились на землю и начинали плакать и, покачиваясь из стороны в сторону, петь свою жуткую Песню Смерти. Позже Брэдли написал, что за исключением родных и друзей убитых солдат “не нашлось никого среди всей этой ужасающей сорокамиллионной нации, кто воспринял это известие более трагично, чем Кроу”.



Л ейтенант тут же поскакал назад к своему командиру, генералу Альфреду Терри, и повторил ему рассказ скаутов. Терри, сопровождаемый полковником Джоном Гиббоном и окруженный адъютантами, не присоединился к хору не поверивших, а сел на своего коня с задумчивым выражением, “прикусив нижнюю губу и глядя на меня так, будто он никоим образом не разделял в целом скептицизм легкомысленных членов своей команды”.

Затем колонна возобновила марш и вскоре после полудня вступила в долину реки Литтл Бигхорн.

Б
Долина реки Литтл Бигхорн

Юго-восточная Монтана
елый скаут по имени “Маггинс”1 Тейлор - картежник и профессиональный охотник, был послан вперед, чтобы осмотреть окрестности. Вернувшись, он доложил, что впереди поднимается дым большого пожара. Полковник Гиббон предположил, что это хорошие новости, так как они могли означать одно из двух: либо Кастер захватил индейский лагерь, либо индейцы сами подожгли его.

Генерал Терри предложил двести долларов тому, у кого получится связаться с Кастером. Тейлор и другой скаут по имени Боствик решили попробовать. Очень быстро оба вернулись назад, сообщив, что никто не сможет пройти вперед.

В

переди на хребте появились всадники, и в полевой бинокль можно было разглядеть, что на нескольких из них надето голубое обмундирование, означающее, что они должны принадлежать к полку Кастера. Возможно, то были скауты Арикары2. Лейтенант Чарльз Рои повел эскадрон кавалерии вперед. Рои продвигался осторожно, сомневаясь, кто впереди - Арикары или же Сиу. Он послал на разведку сержанта. “Скачи вперед, привяжи платок к своему ружью, размахивай им, и мы увидим, что произойдет”, - сказал лейтенант. Но в это же время группа не менее шестидесяти кавалеристов США - или же имевших сходство с кавалеристами, ехавших попарно, с развевающимся флагом - показалась в поле зрения. Затем эта группа кавалеристов соединилась с первой, и Рои понял, что это враждебные индейцы, одетые в армейскую форму. Кажется странным, что после того, как этот ужасный маскарад был раскрыт, Рои не отменил свой приказ подавать им сигналы платком. “Я немедленно приказал сержанту ехать вперед, заверив, что мы поможем ему”.


Послушный сержант отдал команду двум рекрутам, и эти вояки поскакали вперед, в то время как Рои и остальные следовали позади. Очень скоро прозвучали хорошо знакомые звуки выстрелов.

Ни храбрый сержант, ни его спутники не были ранены, но теперь плато кишело индейцами, и Рои решил отступить.

До этого большая часть людей, следовавших с Терри и Гиббоном, полагали, что эти дисциплинированные, одетые в голубую форму всадники - кавалеристы Кастера. Лишь немногие пребывали в сомнении. Хотя всадники по-прежнему сохраняли кавалерийский строй, лейтенант Джон МакБлэйн отметил, что “в их передвижениях было нечто необъяснимое, что не позволяло им выглядеть совсем по-настоящему”. Капитан Генри Фриман предложил пари на сигару, что это враждебные индейцы, несмотря на слухи, что двое из них пожимали руки лейтенанту Рои, и в своем дневнике Фриман отметил, довольно невозмутимо, что выиграл сигару.

Вечером, обсуждая дневные события вокруг лагерного костра, большинство пехотинцев предрекало худшие известия, в то время как кавалеристы, духовно связанные с Седьмой Кавалерией, возражали, что, если и впрямь был бой, Кастер должен был одержать верх. “Настолько упрям человеческий характер”, писал Брэдли, "что в команде действительно были люди, которые, несмотря на все события этого дня, ложились спать в твердой уверенности, что перед нами нет никаких индейцев... Они могли остроумно объяснить любой противоречивый случай, и спорить с ними было хуже, чем бесполезно”.

Утром во вторник индейцы не объявились.

Выше по долине, на восточном берегу реки, белели неясные предметы, которые были приняты за освежеванных бизонов. Несколько темных силуэтов между ними походили на бизоньи шкуры, брошенные убегавшими индейцами. Брэдли пересек реку, чтобы обследовать берег.

Вскоре после его отъезда колонна достигла расположения индейского лагеря, покинутого так недавно, что очаги еще не успели остыть. Несколько спрятавшихся собак убежали, когда вошла армия. Земля была усыпана всевозможными предметами: ружьями, топорами, одеялами, суповыми чашами, роговыми ложками, латунными котлами, молотками, точильными камнями, кофемолками, старинными пистолетами, кусками мяса, жестяными кружками, седлами и бизоньими шкурами наряду с такими нехарактерными для индейцев предметами, как фотографии, письма и фарфоровые тарелки. В селении были обнаружены раненые лошади из полка Кастера и разнообразное армейское снаряжение, а с прямого шеста свисали, покачиваясь, три человеческие головы, связанные между собой и настолько обожженные, что их нельзя было идентифицировать.


Хирург полковника Гиббона Холмс Паулдинг нашел замшевую рубашку лейтенанта Джеймса Портера. “Бедный друг”, писал доктор Паулдинг в своем дневнике, "под правым плечом была дыра, со спины рубашка залита кровью. Найдена пара перчаток с надписью “Йейтс, 7-ая Кав”, нижнее белье Джека Стурджиса и его шпоры, а также следы других старых друзей из доблестного полка. Виднелись многочисленные свежие следы палаточных шестов и травуа1, тянувшиеся в сторону ущелий и скал. Вдоль следов встречались тюки, шесты и прочая утварь, выпавшая или попросту выброшенная...”.

Несколько типи2 стояло в неразобранном виде. Сначала солдаты решили, что враждебные индейцы бросили их, убегая в спешке; но внутри каждого лежал один или несколько мертвых воинов - все прекрасно одетые и, как того требовал погребальный обычай, обутые в мокасины с расшитыми бисером подошвами.

В это время с другого берега реки вернулся лейтенант Брэдли. Он сообщил, что темные объекты, похожие на бизоньи шкуры, на самом деле - мертвые лошади, а то, что ошибочно было принято за освежеванные бизоньи туши, оказалось в действительности обнаженными телами людей Кастера. Брэдли насчитал 197 мертвых солдат. Эта новость парализовала армию. Погонщик мулов из роты лейтенанта Рои рядовой Уильям Х. Уайт говорил, что на четверть часа воцарилась гробовая тишина.

Затем колонна двинулась дальше через долину, пытаясь выяснить, что же здесь произошло.

Пока войска шли на юг, они замечали отдельные пучки стрел, торчащие словно кактусы. Не сразу они поняли, что каждый пучок означает убитого кавалериста.

Впереди, на вершине находящегося на некотором отдалении холма, виднелись какие-то передвигающиеся фигурки. Они мельтешили столь возбужденно, что их можно было принять за индейцев. Вместе с ними был табун пони. Подразделение солдат, которое вел Маггинс Тейлор, двинулось вперед.

Когда войска Терри догнали это подразделение, они обнаружили офицера, разговаривавшего с посланниками с холма. Ими оказались лейтенанты Лютер Хэйр и Джордж Уоллас из батальона Седьмой Кавалерии, которым командовал майор Маркус Рино. Выяснилось, что батальон Рино был взят в кольцо Сиу и Шайенами и провел в окружении два дня - воскресенье и вплоть до вечера понедельника, когда индейцы разобрали свое селение и ушли на юг к горам Бигхорн. То, что на расстоянии можно было принять за табун пони, оказалось караваном мулов Седьмой Кавалерии.


Посланники Рино были счастливы, что прибыли Терри и Гиббон, однако сильно удивились, встретив именно их, так как предполагали повстречать колонну под командованием Кастера. Они сказали, что не имели от Кастера известий с тех пор, как он разделил полк и ускакал с пятью ротами. Произошло это поздним утром в воскресенье. Они были поражены, услышав о гибели всех тех, кто ушел с Кастером, и с трудом осознали, что их двухдневное испытание было всего лишь второстепенным боем.

Пятьдесят два человека из отряда Рино были ранены, так что доктору Паулдингу предстояло потрудиться. В письме матери, написанном некоторое время спустя, он сообщал, что был потрясен тем, как быстро уцелевшие пришли в себя. Хотя гибель Кастера потрясла их, они легко утешились и повеселели.

Капитан Уолтер Клиффорд из Седьмой Пехоты поскакал на холмы, чтобы сверху осмотреть позицию Рино, и там встретил индейского пони с разбитой вдребезги ногой. Нога сильно подворачивалась при каждом движении маленького животного, в ране роились мухи. Пони подошел и положил свою голову на бок коня капитана. Клиффорд поскакал прочь, поскольку ничем не мог помочь несчастному животному, но, обернувшись, увидел, что пони пытается следовать за ним. Капитан опять отъехал, и снова пони приблизился, ”положил голову на круп моего коня и посмотрел прямо на меня, будто просил о помощи”. Клиффорд направил свой револьвер в голову пони и выстрелил. “Удар молнии не прикончил бы его быстрее”.

По дороге с холмов капитан изучил западный берег Литтл Бигхорна. Люди Рино бежали на вершину холма после того, как их разбили в стычке в верхней части долины, и были сброшены с крутого берега в воду. Клиффорд определил, что высота берега в этом месте - десять футов1. Отступавшие угодили в воду, где глубина достигала четырех-пяти футов, и, справившись с течением, вскарабкались на холмы, которые были слишком круты для прямого восхождения. "Чудо в том, что, будучи окруженными толпами индейцев, многим удалось спастись. Это отступление было сумасшедшей скачкой к безопасному месту”.


Начались приготовления для переноса раненых из батальона Рино к устью Литтл Бигхорна, где ждал пароход “Дальний Запад”, пришвартованный к тополю. Рядовой Уайт был одним из тех, кому поручили сделать носилки. Позже он сообщил, что поначалу они срезали молодые деревца, но потом решили, что проще добыть шесты, разобрав погребальные палатки2 Сиу. Кроме того, это могло дать им шанс разжиться сувенирами. Уайт и другие были ошеломлены тем, что им довелось при этом увидеть. Доктор Паулдинг захотел взять пару мокасин, надетых на ноги мертвого воина. Доктор дернул за них, “но так как тело распухло, они сидели крепко и соскользнули прямо вместе с кожей, когда он дернул посильнее. Несмотря на то, что он был доктором, отвратительный запах и мерзкая ситуация в целом заставили его отказаться от своей затеи. Мертвые тела пролежали там при теплой погоде два дня и две ночи 25, 26 и 27 июня”.

В дневнике доктора Паулдинга нет упоминания об этом случае.

С
Доктор Паулдинг
ам Уайт подобрал шесть пар мокасин и зеркало, украшенное латунными гвоздями. Кроме того, он нашел полную писем сумку, должно быть захваченную при нападении на дилижанс или почтовую станцию, а также чью-то долговую книгу, содержащую список, в котором было около двадцати имен с суммой долгов против каждого имени. На нескольких её страницах были индейские рисунки, сделанные, вероятно, укравшим книгу индейцем. Однако эти рисунки не заинтересовали Уайта. Он отдал книгу и письма журналисту из Чикаго, который путешествовал вместе с армией. Тут книга исчезает из виду. Многие журналисты сопровождали армию, но лишь двое из них были из Чикаго: Чарльз Дайел из “ Times” и “Фоушен” Ховард из “Tribune”. Один из них, похоже, и забрал книгу.

За исключением украшенного латунными гвоздями зеркала, которое на фотографиях напоминает средневековое изделие викингов, Уайт лишился своих индейских сувениров, так как кто-то сумел умыкнуть сумку, в которой лежали мокасины. Спустя много лет в интервью он сказал, что подозревает кавалеристов из Седьмой Кавалерии.


Набродившись по селению, Уайт отправился в долину, где люди Рино начали бой. Все замеченные им тела были сильно изуродованы. Внутренности вылезали наружу. Головы, ступни, руки, ноги отрезаны. Уайт заметил лишь одно исключение - лежащего солдата, почти полностью спрятанного под лошадиным животом. Этот человек не был обнаружен индейцами и прежде, чем умер от ран, вероятно, сошел с ума от жажды, так как просунул свою голову между задними ногами животного и вскрыл его ляжку ножом. Нож лежал на земле позади его правой руки. Левая сжимала жестяную чашку, в которой было несколько унций1 запекшейся крови.

В 1920-х годах бывший рядовой Уильям Слапер описал то, что он видел в долине, историку И. А. Брининстулу: “Капрал Генри Сколлен из роты “М”2 был сильно изувечен, его правая нога была отделена от тела. Тело Джима Тарли обнаружили с охотничьим ножом, воткнутым в глаз по самую рукоять”.

У Сколлена было мрачное предчувствие. 24 июня его приятель, рядовой Дэниэл Ньювелл, отправился искупаться в Роузбад-Крик и, когда вернулся обратно в лагерь, заметил Сколлена, записывающего что-то в свой дневник. “Если со мной что-нибудь случится”, - сказал Сколлен: “ сообщи моей сестре Мэри. Она живет в Гардинере, штат Массачусетс. Меня зовут Генри Коди”. За последние несколько дней это был второй раз, когда он сообщил Ньювеллу свое настоящее имя.

Сколлен погиб во время отступления из долины. Ньювелл видел, как он упал, и слышал его слова: “Прощайте, ребята!”.

Лошадь Сколлена убежала прочь и позже была поймана солдатами из другой роты. В седельной сумке лежал его молитвенник “Ключ к Раю”. Ньювелл переслал книгу сестре Сколлена. Она написала ему, желая узнать, не был ли её брат изуродован. Ньювелл солгал, уверив ее в том, что этого не произошло. “Я мог бы сделать для нее больше, если бы вернул его дневник”, заметил Ньювелл в 1930 году, “но думаю, что скво3 украли его, когда раздевали тело. Бедный парень”.


Саперный офицер из команды Гиббона лейтенант Эдвард МакКлернанд, проезжая через долину, записал вкратце несколько своих мыслей. Он отметил, что в апреле в этой местности проводилась предварительная разведка, во время которой некоторые проводники Кроу - хорошо осведомленные соседи Сиу - оставили знак для своих врагов. То была пустая коробка из-под галет с нанесенными углем рисунками. Эти рисунки сообщали Сиу, что их собираются уничтожить. Кроме того, Кроу набили коробку травой, указав тем самым, что это случится летом. Принимая во внимание размеры территории, разведанной патрулями Гиббона, писал МакКлернанд, кажется странным, что коробка была оставлена вблизи от места, где позже и произошло сражение.

Здесь, на дне долины у южного края лагеря Сиу и Шайенов, битва могла бы закончиться еще до того, как Кастер сам открыл огонь. В 1883 году женщина Хункпапов рассказала, что была там, когда напал Рино. Она думала, что человек, который вел атакующие войска, должно быть, был пьян или безумен: “Лагерь был в его власти, и он мог убить нас всех или же рассеять...”.

Вместо этого люди Рино спешились и образовали цепь. Затем они начали отступать. Солдаты бежали очень быстро, рассказывала индеанка, бросая ружья и патронташи. Вспоминая поведение голубых мундиров, она выказывала отвращение, говоря, что солдаты, вероятно, паниковали гораздо больше, чем застигнутые врасплох индейцы.

С точки зрения солдат все это выглядело по-иному. Они увидели сотни Сиу, мчащихся из лагеря Хункпапов4 - растянувшихся по низине или же загибающих в обход. В землю начали впиваться пули. Рядовой Уильям Моррис рассказывал, что о землю ударялось так много пуль, что ему запорошило пылью глаза. Сержант Джон Райан вспоминал, что когда был отдан приказ спешиться, они оказались прямо посреди поселения луговых собачек1, и люди использовали эти маленькие земляные холмики как брустверы. Райан никак не отозвался о такой оборонительной позиции, но и он, и все остальные знали, что горки луговых собачек не могут отразить ни пулю, ни стрелу.

Б


следующая страница >>